настоящая любовь

В каком-то кабаке на Мясницкой я пил водку прямо из гладкого пузатого графинчика. Он отлично лежал в руке. Посетители и персонал ничего не имели против моего запоя. Я им не мешал. Я был вменяем. Я же не алкоголик, я просто пьяница. У Шурика иногда начинал заплетаться язык. Потому что он как раз алкоголик. Это меня раздражало, поэтому я старался говорить как можно больше, не давая разговаривать ему.
Текила, ром, джин, самбука, коньяк, виски, вино и уж тем более шампанское были оставлены далеко позади – еще где-то в районе второго вечера стало ясно: только водка и пиво. Причем больше водка, чем пиво. От пива начиналась изжога. Еще мы иногда могли пить шоты.
Там был очень мягкий свет, в этом кабаке, и мягкие подушки. Мягкие, но упругие. Как женские задницы. Хотя, может быть, мужские тоже такими бывают, я не знаю. Я вышел в сортир, отгороженный от зала стеклянной матовой дверью. Она была непрозрачной, но из-за того, что она была стеклянной, мне все время казалось, что за мной наблюдают. «Сраные эротоманы» — подумал я, трогая себя за задницу. Нет, женская *опа безусловно совершенно другая на ощупь. Совершенно иная вещь.

Мужчины и женщины сделаны из разного теста. В любом случае верно одно – или ты ешь женщин, или женщины едят тебя.
Последнее время ели меня. В школе я был ловеласом. Крайне мерзкое слово – ловелас. Но «бабник» звучит еще хуже. «Дон-Жуан» — вообще жутко. Так что, думаю, я был именно ловеласом. Я был таким смазливым хулиганом. Этот типаж – мечта всех без исключений девочек от двенадцати до двадцати. У меня был пистолет, старенький Тульский-Токарев, я нашел его в седьмом классе недалеко от дома, и везде носил с собой. В нем было всего три пули. Одну я выпустил в ногу какому-то мудиле, что называется, по случаю. Две другие берег. Но ствол всегда носил с собой, пока не получил аттестат зрелости.
На выпускном вечере со мной что-то случилось. За некоторое время до того, как в жопу пьяный директор объявил белый танец – дамы приглашают кавалеров, хотя ни тех ни других по определению уже не было в зале вовсе – я почувствовал острый укол опасности. Но я не сбежал в курительную. Какая разница, забери меня бес, она нашла бы меня и там. Теперь уже совершенно неважно, как ее там звали. Она предложила мне белый танец, и я зачем-то пошел с ней. Я не помню музыки, под которую мы танцевали, да мы и танцевать-то не умели, просто двигались под музыку. Даже вроде почти не разговаривали, я был пьян, она смотрела на меня немного испуганно. По-моему, я даже сказал ей что-то вроде «Не ссы, все нормально», или в этом духе, м-да. Но наутро оказалось, что это был больше, чем просто танец. Я не очень-то верю во всякого рода камлание, приворот и прочую херню, но как-то так получилось, что я встречался теперь с ней каждый день, иногда даже не особенно понимая¸ зачем я это делаю. Я выкинул пистолет. Я старался сделать так, чтобы она была довольна своей жизнью. Чтобы она была довольна мной. Девочка, которую когда-то трахнул мой товарищ прямо на полу в школьном сортире, чуть было не стала моей женой. Мы были вместе четыре года. Потом я ее бросил. «Во всем виновата проклятая марихуана» — сказала она нашей общей подруге.
Я скажу об этом иначе. Я смог бросить ее благодаря марихуане, вот как скажу об этом я. Марихуана позволяла растянуть время. Мне уже не обязательно было видеть ее довольные мной глаза. Я мог просто забить себе косяк. Теперь я почти не курю.
Я стоял за стеклянной дверью очень приятного кабака с негромкой музыкой и считал в уме женщин, которые меня ели.
Значит, так. Первой была она, девочка из школьного туалета. Какая пошлятина. Будь это американская история, она была бы девочкой из раздевалки. Но тогда я, по крайней мере, тоже был бы американцем, и я понятия не имел бы о пошлости как таковой. А так… Пошлятина.
Собственно, потом было еще несколько женщин, с которыми я вступал в Отношения. Что я имею в виду этой большой буквой О, спросите вы. И я отвечу. Эта большая О значит – СЕКТА. Так называл семейную жизнь один мой товарищ, которому я дал в свое время кличку П*р*ограф. Потому что если бы была такая наука – П*р*ография, то он совершенно точно стал бы ученым-п*р*ографом. Так вот, он называл семейную жизнь Сектой, и я думаю, он прав. И поэтому кажется мне, эти Отношения будут инкриминированы мне на Страшном Суде под видом преступного сговора. Да-да, вы попадаете в секту сразу, как только задумываетесь о чем-то большем, чем просто смех. Извини, можно я тебе вставлю? Конечно. Отлично. Да, супер. Спасибо, было здорово, может, еще увидимся.
Или по-другому.
Привет, как дела? Спасибо, х**во. Нам нужно поменять плиту, малыш.
Поменять плиту. Понимаете? В смысле не на кусок гашиша поменять, а на другую такую же, только новую.
Тогда, на выпускном вечере, пьяный, танцуя белый танец с посторонней мне девушкой, я начал догадываться о реальном существовании Любви. И я зачем-то попытался воплотить это с ней в жизнь, как бы в виде благодарности за это прозрение. Более того, порой мне казалось, что это – удавшаяся попытка. То же самое мнилось мне еще с тремя-четырьмя женщинами после нее. Но с каждой новой плитой я почему-то понимал, что это – немного не то, для чего я появился на свет, хотя и продолжал влюбл**ься в женщин с настойчивостью барана.
И вот теперь я стоял за стеклянной дверью, отделяющей меня от зала, и понимал, что все это время меня ели женщины. Это понимание сразу принесло огромное облегчение в виде светлой мысли, что больше я никому никогда не дам себя есть. Нет. Отныне меня можно только сосать. И то не целиком.
Окончательно просветлев, я распахнул стеклянную дверь и вышел в зал. Моему взору сразу же открылась довольно омерзительная картина. Пьяный Шурик нависал над столиком, за которым пытались не обращать на него внимания две дамы бальзаковского возраста, в одной из которых я сразу почувствовал проститутку. То есть не какую-нибудь шлюшку, а Проститутку с большой буквы. Это было что-то вроде гейши, я знаю, о чем говорю. Я уважаю этих суровых женщин. Ибо это профессия, которую может освоить далеко не каждая обыкновенная пи***. Но я не буду долго распинаться на эту тему. Скажу вот что. про*****ка – это звучит гордо.
Да. Я вышел из сортира.

Понравилось? Поделись с друзьями!


Прикольные истории связанные с детишками

…дети…

Однажды понадобилось ему сдать кровь из пальца. Мама повела его в больницу, первый раз сдавать кровь, как это будет происходить она естественно ему не объясняла. Зашли они в процедурный кабинет, мальчика посадили, медсестра взяла его пальчик и…проколола как это обычно и делается. НО ВЕДЬ ОН ТО ТАКОГО ПОВОРОТА СОВСЕМ НЕ ОЖИДАЛ! Но он не заплакал. Удивленно вскинув брови, посмотрев на пальчик, а потом на медсестру, он сказал ей:
-Пи$да, ты чё сделала?
Весь персонал кабинета упал под столы и больше не мог принимать анализы..

…операциия….

Есть у меня соседи, молодая семья: мама, папа, дочка лет 4-х. И надо ж
было случиться несчастью — дочурка приболела, причем серьезно, дело
дошло до операции по удалению аденоид. Ну сами себе представьте, что
должна чуствовать мамаша, когда её ребенка, этого ангелочка с
хвостиками, который не только под стол пешком, но и под табуретку
поместится, злые дядьки-врачи кладут на операционный стол.
Ну так вот, бегает, значит мамаша по коридору больницы, пытается
подсмотреть или послушать, что происходит в операционной, доедает 3-й
килограмм валерианки, причитает, мол, заберу я у этих коновалов свою
дочурку, никому её не отдам:.
А в это время в операционной лежит ребенок на столе, ну естественно все
вокруг её успокаивают, причем совершенно напрасно, так как она не
проявляет ни малейших признаков беспокойства. Успокаивают, значит,
сюсюкают, отвлекают и пытаются закрепить ремнями голову, ну чтобы не
дергалась во время операции:
А теперь кульминация: хирург спокойно разговаривает с ребенком, дитё
непонимающе уставилось на него, мамаша подслушивает под дверью,
медсестры закрепляют ребенку голову :. и в этот момент эта четырехлетняя
девчушка как заорет на всю больницу:…
«:Ухи-и-и-и: Ухи, ЁБ вашу мать, ухи мне придавили!!!»
У всех был шок: Хирурга заменили, так как этот после всего услышанного
просто не смог продолжить операцию (он ещё полчаса после этого ржал не
переставая), мамаша сделала вид, что она здесь вообще не причем, и
ребенок не её, и все такое.
Ну, в общем, все закончилось нормально, ребенок жив-здоров, родители
счастливы, врач до сих пор в шоке.

…про*****кааа….

Дочка: Папа, кто такая про*****ка?
Папа: Боже! где ты слышала это слово?
Дочка: В садике. Вадька сказал, что я про*****ка. Потому что я ему больше не даю. А даю Валерику.
Папа: Что?!
Дочка: Плюшевого мишку. Не даю играть с плюшевым мишкой.
Папа: Фу, господи! Вадька твой — дурында. А про*****ка: Нехорошая женщина — вот кто она такая!
Дочка: Нехорошая почему?
Папа: Потому что она продажная.
Дочка: Значит, тетя Оля — про*****ка? Она же продает в магазине. Стало быть — продажная.
Папа: Нет, тетя Оля не продажная, потому что продает сувениры. А про*****ка продает себя.
Дочка: Как это — себя?
Папа: Очень просто. Тот, кто хочет, может ее купить. На время.
Дочка: Для чего?
Папа: Чтобы спать.
Дочка: Спать?
Папа: Да, в одной кроватке.
Дочка: Получается тогда, про*****ка — это наша мама?
Папа: Ты с ума сошла!
Дочка: Но она же с тобой спит за деньги?
Папа: За какие деньги?!
Дочка: За твою зарплату.
Папа: Разве это деньги!.. Нет, она со мной — по любви. Я надеюсь…
Дочка: Как и с дядей Федей?
Папа: Что? С каким еще дядей Федей?
Дочка: Из второго подъезда. Ну, когда ты был в командировке, то у нас ночевал дядя Федя. С мамой в одной кроватке.
Папа: Федя? В кроватке?! Я ей покажу! про*****ка!!! (Убегает).
Дочка: Странно: какая же мама про*****ка, если она с дядей Федей не за деньги, а по любви?…

…причууудааа…..

Утром едем в автобусе, везу ребенка в детский сад. Ребенок находится в возрасте почемучки, и активно задает вопросы. В этот день он был очень озадачен проблемой, когда же мама с папой подарят ему братика. Стоит отметить, что у ребенка день рождения, поэтому он нарядненький, в костюмчике, с галстучком, и все немногочисленные пассажиры любуются моим ангелочком. И тут этот ангелочек грооооомко так выдает:
- Маааам, а вы вот меня вчера спать уложили, а я из комнаты потом выбегал и видел, как ты папе ХРУМ-ХРУМ делала!!!
Я краснею с головы до ног и ухожу в себя. Ну не буду же я окружающим объяснять, что к чаю мужу отрезала торт «Причуда»… Мне было настолько неловко, что я даже не смотрела на реакцию окружающих, но смешки слышала.
И тут бабуля-божий одуванчик, пробираясь к выходу мимо нас, произносит:
- Не будет у тебя, внучок, братика, пока они хрум-хрум делают. Сожрали они его вчера! Эх, молодежь, молодежь…
Бабуля вышла, в автобусе истерика, а я до сих пор не знаю, как объяснить своему почемучке, как братика можно сожрать, делая хрум-хрум…

…..умникии…

Было это давно, в далеком и солнечном детстве.
Отец на мои детские вопросы очень редко отвечал «ты не поймешь», в основном рассказывал все очень подробно и обстоятельно, вплоть до ядерной физики, так что я лет в пять уже знал что такое электрическая трансмиссия, и каким образом открываются двери в метро. И вот как-то мама забирала меня из детского сада, едем в троллейбусе, смотрим в окошко. Мама замечает высоко в небе самолет, далее состоялся следующий диалог:
- Смотри вон самолетик летит, а за ним дорожка тянется.
- Это не дорожка, мамочкка, а инверсионный след!
Весь троллейбус дружно заржал, а мама прийдя домой сказала отцу, чтоб в следующий раз забирал меня из сада сам

Понравилось? Поделись с друзьями!


Могут же люди!!


Отличный способ знакомства

Понравилось? Поделись с друзьями!