Главная / СМИ / Блоги / Блог Сергея Зарвовского /Почти новогодняя история

   Блог
   Сергея Зарвовского

Сергей Зарвовский - луганский писатель и журналист.
E-mail автора sz.17@mail.ru

Почти новогодняя история

Даже не знаю, можно ли отнести случившееся к новогодним историям? Дело в том, что описываемое произошло это уже после встречи Нового года – в шесть утра. Так что если и можно, то весьма условно. Но, будем считать, что раз после боя курантов рассвет еще не наступил, то рассказанный моим другом случай произошел в Новый год. Но учтите, если вы ждете  сказочных превращений типа тыквы в карету и т.п., или другой какой мистики, то дальше можете не читать. Никаких Золушек, Котов в сапогах или Хоттабычей не будет. Читателя ждет суровый реализм начала 80-х годов.

Как я уже обмолвился, эту историю рассказал мой давний друг, поэт, сочинитель песен и вообще незаурядный и обаятельный человек. Даже внешность у него была необыкновенная, особенно по тем временам. Роста он был отнюдь не маленького, окладистая борода на груди, огромная копна вьющихся волос и явно семитские черты делали его похожим на этакого Карла Маркса-переростка. Хотя, если взять только лицо и особенно глаза, то он походил, скорее, на упитанного еврейского апостола. Я не напрасно уделяю столько внимания его портрету - эти детали имеют непосредственное отношение к дальнейшему развитию событий.

Очередной Новый год он поехал встречать к старым институтским друзьям в соседний город. Прибыв на пару дней раньше, сразу предупредил, что 1-го января, рано утром,  ему надо возвращаться домой. Зная его занятость и, соответственно,  непредсказуемость, особенно никто не удивился. Времени наобщаться до торжественной ночи было достаточно, ну а сама встреча Нового года плавно переросла в его проводы. Народ собрался друг другу под стать, проводить время весело и со смыслом, были приучены еще с литературного института. Да и кому, как не литераторам и карты в руки - сочинять капустники и прочие развлекушки это было их давнее хобби. Короче говоря, веселье било через край.

Но в эту компанию прибился один странный человек, явно выпадавший из общей картины. Видимо это был знакомый его друзей, которого он раньше не видел. Здоровенный детина, рост под два метра, носил себе под стать такое же огромное  кожаное пальто. С правой рукой у него было что-то не в порядке - толи старая травма, толи недавний перелом, но он ее берег и тщательно прятал в кармане пальто, отчего тот странно оттопыривался. Я думаю, вы догадались, что и этот человек, вместе со своей незаурядной внешностью, тоже  имеет самое прямое отношение к данной истории. Только заранее предупреждаю - не надо думать, что их встреча закончилась разборками или каким другим криминалом. Это было бы слишком банально, да и человек этот никакой агрессии не проявлял, а совсем даже наоборот. Будучи незнакомым с большей частью компании, он почему-то особенно проникся симпатией именно к моему другу. Собственно говоря, что значит «почему-то»?  Хороший исполнитель собственных, совсем неслабых песен, остроумный, душевный человек, тот мог обаять не только женскую половину любого коллектива. Уж поверьте, нашему знакомству достаточно много лет, и я прекрасно понимаю сложившуюся ситуацию.

Все время «местный» гость не отходил от гостя заезжего, проявляя всяческие знаки внимания, даже с некоторой долей назойливости. Ну а, поскольку, новогодняя ночь была не первой, проведенной в этом городе, то силы у моего друга таяли на глазах, и ему было не до новых знакомств. При всем оказываемом ему дружелюбии, ответить адекватно он уже был не в состоянии. В голове крутилась одна единственная мысль – скорее бы в поезд и заснуть.

И вот наступил долгожданный момент отбытия на вокзал. Хозяева к этому времени тоже слегка были не в форме, поэтому прощание состоялось не на перроне, а прямо в коридоре. И все было бы ничего, да только этот длинный гость в кожаном, навязался в провожатые. Он счел своим долгом  доставить отъезжающего до самого вагона, и как тот не отбивался, все было бесполезно.

Наконец, распрощавшись, оба спустились вниз ловить такси. Видимо столь пристальное внимание нового знакомого начало слегка раздражать моего друга, поэтому он страшно обрадовался, когда выяснилось, что провожающий по запарке выскочил в тапочках. Сами понимаете, обувка явно не для новогодней ночи средней полосы России. Взяв клятвенное обещание без него не уезжать, незадачливый новый знакомый кинулся обратно в подъезд. В это время, весьма кстати подвернулась машина, и друг с облегчением в нее сел. Потом он рассказывал, что все произошло так, как и мечтал почти всю ночь - сел в вагон и тут же уснул. Только сквозь сон он чувствовал, что поезд тронулся и тут же как-то странно резко остановился. И так несколько раз. В конце концов, лихорадочная тряска закончилась,  и поезд наконец-то отправился.

Причину странного движения состава он узнал примерно через полгода, когда снова оказался в тех краях. Ему рассказали, что провожатый-доброволец, выскочивший уже в своей обуви, не обнаружив моего друга, понял всю коварность его замысла. Но, поскольку отступать не привык, то поймал следующее такси и тоже направился на вокзал. Теперь представьте такую картину - поезд уже трогается, когда на перроне появляется странная фигура. Двухметровый детина в кожаном пальто до пят, держащий  руку в оттопыренном правом кармане, вдавливает внутрь проводника первого попавшегося вагона и орет во весь голос: - Бородатые евреи есть? В глубокой тишине сцена из «Ревизора»…  Тогда фигура рвет стоп-кран, выскакивает, давит проводника следующего  вагона, в котором с такой же страстью и так же громогласно произносится знакомая фраза: - Бородатые евреи есть? –

Перепугав половину состава, наконец, понимает, что вряд ли кто ему ответит положительно и, огорченный,  покидает поезд, так и не попрощавшись с новым другом. Как потом рассказывал мой ночной страдалец, он был чрезвычайно счастлив, что его вагон оказался в хвосте поезда.