Главная / СМИ / Блоги / Блог Сергея Зарвовского /Страшнее кошки зверя нет…

   Блог
   Сергея Зарвовского

Сергей Зарвовский - луганский писатель и журналист.
E-mail автора sz.17@mail.ru

Страшнее кошки зверя нет…

- 1 2 3 4 5 6 7 8 -

Знакомые часто удивляются, как на протяжении стольких лет мы умудряемся сохранять мир в нашем доме? Они не знают, что стоит только нависнуть над семейным покоем какому-нибудь хмурому облачку, как тут же произносится фраза, ставшая уже сакраментальной. Обычно тот, кто считает себя обиженным, в сердцах говорит: - Страшнее кошки зверя нет! - И тут же под общий смех облака тают, и лучи открывшегося солнца опять согревают наш семейный очаг. 
*  *  *
Как это ни странно, но кошки меня любят. Вы спросите – почему странно? Да потому, что я к ним абсолютно равнодушен. Тем не менее, если прихожу в дом, где есть кошка, она обязательно считает своим долгом если не залезть ко мне на колени, то, хотя бы, потереться об ногу, засвидетельствовав свое почтение. Хозяева часто удивляются, особенно если их питомцы даже с ними не позволяют такой фамильярности. Я тоже удивляюсь, потому что никогда не выражаю свои чувства как некоторые барышни, стремящиеся потискать любую живность. Терпеть не могу сюсюканья и обцеловывания мохнатых морд. Из всех домашних животных мне нравятся большие собаки, которые, обладая чувством собственного достоинства, не лезут лизаться и не тявкают по пустякам.
В моем маленьком дворике кошки появляются довольно часто. То домашние соседские, которые, как известно, любят гулять сами по себе, то просто бездомные, забегающие в поисках пропитания. При таком количестве дырок в заборе, я не удивляюсь даже появлению собак. Гонять их не гоняю, но и особенно не привечаю, скорее просто не обращаю внимания. Они сами по себе, я сам по себе. Подкармливать и не пытался, бегают себе, ну и пусть -  природа придумала естественный отбор не для того, чтобы мы в него вмешивались.
Не могу сказать, что она меня сразу покорила, просто обратил внимание на окраску – трехцветные кошки встречаются не часто. А эта еще и какая-то особенно пушистая, чистенькая, производила впечатление ухоженной, не похожей на одичалых сородичей. Со временем, при ближайшем рассмотрении оказалось, что она не трехцветная, а еще круче - четырех – белая, черная, рыжая и коричневая. Такое впечатление, что ей делала мелирование практикантка-авангардистка из парикмахерского ПТУ. Как и у людей, смешение разноцветных рас дает красивое потомство, так же, видимо, и у семейства кошачьих. Когда я выходил на крыльцо покурить, она не только смело подходила, но и устраивалась рядом, требовала, чтобы я ее погладил, после чего пыталась проникнуть в дом. Но попытки давить на сентиментальность, ни к чему не приводили, поскольку, как уже было сказано, кошек не уважаю, да и перспектива убирать за ней особой радости не вызывала. Тем более, я где-то слышал, что такими многоцветными бывают только кошки, ну а уж разводить котят и подавно не собирался. И еще один аргумент:  вдруг придется куда уехать - что случалось достаточно регулярно? Не брать же ее с собой в командировку, и на улицу не выгонишь…  Как объяснить неразумной животине, что после теплого домашнего уюта ей на некоторое время придется вспомнить навыки выживания в экстремальных условиях?  Да и я продолжал находиться в полной уверенности, что она домашняя, а ко мне забредает исключительно из любопытства. Причем это существо, всегда отличалось непривычной даже для кошачьих «дам» молчаливостью -  ее глаза были выразительнее любого мяуканья. Когда появлялась рядом - так смотрела, что всякие там «кис-кис» или «брысь» тут же вылетали из головы. Общаться мы сразу начали на человечьем языке, по крайней мере, что касается меня.
Но с наступлением зимы я понял, что ее аристократическая манера быть всегда в форме, ввела меня в заблуждение. Видимо, желание постоянно хорошо выглядеть, отличительная черта не только представительниц человечества.
А дело было так. Когда грянули особенно сильные морозы, я напротив крыльца повесил кормушку для птиц и несколько раз в день подсыпал туда зерно и крошеный хлеб. Тусовались там, в основном, воробьи да изредка залетавшие сойки, синицам же подвешивал на ветку куски несоленого сала. И вот однажды утром, выйдя подкормить подопечных, я обнаружил старую знакомую, которая так жалобно смотрела на блюдце с хлебом в моих руках, что я заподозрил, что она все-таки ничья. Когда я вслух посетовал на ее нелегкую судьбу, показалось, что разноцветная красавица все понимает. Но меня на мякине не проведешь, поэтому решил устроить ей небольшое испытание а, заодно, проверить некоторые подозрения. Несколько дней назад бросилось в глаза, что синицы уж больно шустро управляются с салом, подумалось, что им явно кто-то помогает. Пообещав вернуться, я зашел в дом и отрезал кусочек батона. Нынешние домашние кошки не сильно жалуют такую еду, уж больно их разбаловали всякими яствами заморского изобретения. На удивление гостья накинулась на простой хлеб так, будто дня три ничего не ела. Стало ясно, что она не комедию разыгрывает, а действительно оказалась в сложной ситуации, да еще на морозе. В общем, при всем непочтении к кошачьей породе, деваться было некуда, я, что называется, влип. К тому же не в моих правилах отказывать  дамам, которые обращаются в тяжелую минуту. В общем, пришлось пустить ее в комнату.
*  *  * 
Прошло несколько дней, моя квартирантка, на удивление, совершенно не доставляла никаких неудобств. Сразу облюбовала себе место рядом с креслом, где я обычно смотрел футбол и новости (другие передачи как-то давно приелись). Иногда она так внимательно смотрела на бегающих футболистов, что казалось, болеет вместе со мной. Во всяком случае, с ней переживать за исход матча было даже интереснее, чем с одной барышней, которая как-то наведалась во время очередной игры. Всеми силами пытаясь изобразить на лице заинтересованность, она выдала фразу, которая сразила меня наповал.
- Смотри, смотри, - завопила она во время хорошей комбинации. – Смотри, как красиво!
Я уважительно на нее покосился, рассчитывая, что, наконец-то, нашел родственную душу, да еще противоположного пола, разбирающуюся в футболе. Ага, не тут-то было.
- Обрати внимание, - продолжала «болельщица», - как красиво смотрятся синенькие и желтенькие на зелененьком!
На этом наши совместные просмотры матчей закончились. Здесь же был совсем другой случай. Кошка не вопила, и не вскидывала лапы кверху, когда мяч летел мимо ворот соперника, а просто брезгливо отворачивалась и смотрела на меня, как бы сочувствуя. Весь ее вид выражал презрение к ничтожному мазиле, умудрившемуся с одиннадцатиметровой отметки пробить метров на пять выше ворот! Если же мяч влетал в ворота моей команды, она забиралась на колени и успокаивающе мурлыкала, давая понять, что будет еще праздник и на нашей улице.
Когда я усаживался за компьютер, она устраивалась рядом на диване, внимательно следя за мелькающими на мониторе картинками. Особенно ее привлекали летние пейзажи, в этом я убедился, когда просматривал фотографии, снятые в отпуске. При появлении же зимних видов, кошка просто отворачивалась – видимо натерпевшись на улице, не хотела смотреть на это «безобразие» даже в теплой комнате. Короче говоря, я понял, почему с самой первой встречи я начал разговаривать с ней не на привычном кошкам языке (уже упомянутые «кис-кис» или «брысь»), а чуть ли не на «Вы». Более того, скоро я убедился, что она хорошо понимает фразы: «уйди с дороги», «пошли есть» или «не сходить ли нам погулять?». Позже заметил, что она реагирует не только на простые команды, как хорошо обученная собака, но и  на достаточно сложные  предложения. Зачастую ответный взгляд зеленых глаз выражал согласие, иногда всем видом кошка давала понять, что ей сейчас не до меня. Порой  даже становилось жутковато от такого взаимопонимания. Но когда я однажды с досадой возопил: «Да куда же подевалась эта чертова мобилка!» - через секунду вообще остолбенел. Моя подруга, подойдя к креслу, стянула на пол газету, под которой лежал искомый предмет. Естественно, первой мыслью было: «Совпадение!», тут же появилось желание проверить, так ли уж случайно газета оказалась на полу. Довольно долго я развлекался, отдавая разные дурацкие приказы: «Подойди ко мне», «Покатай мячик», «Выйди из комнаты» и нес еще какую-то белиберду, совершенно ошалев от результата. Когда же сгоряча ляпнул: - «Принеси носок» - (весьма некстати оказавшийся за креслом) она, понюхав его, так на меня посмотрела, что продолжать эксперимент сразу расхотелось. Да и моей подруге, похоже, это беспредметное занятие надоело. Она с видом полного презрения к слабой фантазии хозяина, разлеглась в моем любимом кресле перед телевизором, явно не желая уступать место, попутно смахнув с журнального столика пульт. На экране мелькали «Вечера на хуторе близ Диканьки». Я же поплелся на кухню курить и переваривать произошедшее.
*  *  *
Увиденное не только поразило, но и опять всплыл вопрос, мучавший меня с самого начала нашего более близкого знакомства. Я никак не мог сообразить, как же ее назвать. Всякие «Мурки» и «Баськи» не лезли ни в какие ворота, «Жизели», «Марго» и «Виолетты» для такого интеллекта были явно претенциозны, называть же ее привычным для русского уха каким-то другим человеческим именем язык не поворачивался. И не по причине неуважительного отношения к животине, а наоборот – боялся ее обидеть, подобрав неподходящую кличку. Это несмышленому младенцу родители дают такое имя, какое самим хочется (и нередки случаи, когда подросший индивид его меняет, потому что данное при рождении не нравится), а здесь надо было придумать что-нибудь соответствующее, чтобы не попасть впросак. Но в голову ничего не приходило. Поэтому, когда она смотрела на меня, явно выпрашивая кусочек колбасы или рыбы, я говорил: «Слушаюсь, Ваше величество, будет исполнено!» Складывалось впечатление, что такое обращение было ей вполне по душе. Я понимал, что здесь откровенно проявлялся не просто интеллект животного, а какой-то непонятный разум. Причем брата именно по разуму, а не по недоразумению, как иногда бывает между людьми.
Выкурив три сигареты подряд и чуть очухавшись от стресса, я вернулся в комнату. Моя подруга слегка подвинулась, явно приглашая присесть рядом. Она тронула меня лапой, всем своим видом показывая, что она понимает мое состояние, но помочь ничем не может и эту загадку придется разгадывать самому.
На следующий день, который, весьма кстати, оказался выходным, я решил продолжить эксперимент, слегка его усложнив. Купив в магазине для детей разноцветные кубики и большую игральную кость, по возвращении домой разложил их на полу. Вначале просил ее повернуть кубик определенным цветом вверх, потом найти на игральной кости нужную цифру. По мере безукоризненного исполнения моих приказаний, я все больше начинал чувствовать себя идиотом. Наверное, я выглядел так же, если бы попросил какого-нибудь известного математика, лауреата нобелевской премии,  сложить два и три.  Утрирую, конечно, таких знакомых у меня нет. Разве что пара академиков в моем институте. Кстати, а почему их считают по членам, а не по головам? Но я отвлекся.
«Их величеству», судя по всему, игра стала надоедать. Она разлеглась в своем любимом (бывшем моем…) кресле, и опять ее кошачья мордашка явно  выражала разочарование  примитивизмом мышления хозяина. Обладай даром речи, наверняка бы презрительно выдавила пару слов типа: «Куклачев хренов…» Чтобы не утвердиться в своем дебилизме окончательно, я отправился курить, по дороге вознеся к потолку риторический вопрос: «Кто же ты?» Когда я вернулся после традиционных «антистрессовых» трех сигарет, то застал подругу в той же позе, правда, один глаз хитро щурился на компьютер. Автоматически взглянув в ту сторону, я офонарел – на мониторе было написано: «Потом…»

- 1 2 3 4 5 6 7 8 -