Блог
   Сергея Зарвовского

Сергей Зарвовский - луганский писатель и журналист.
E-mail автора sz.17@mail.ru

Жертва гурманизма

Для упреждения возможных недоумений, сразу поясню, что этой самой жертвой являюсь именно я. Причем, как это не странно звучит, но я оказался «жертвой по собственной инициативе». А что поделаешь, люблю всяческие вкусности, за что и пострадал. Но лучше все изложить по порядку.
Дело было в те далекие времена, когда городская интеллигенция, практически поголовно овладевшая навыками работы в сельском хозяйстве,  привлекалась для уборки того, что ею же было посеяно еще весной. Во время постоянных визитов в глубинку складывалось стойкое впечатление, что сельское население состояло сплошь из немногочисленных бригадиров, которые покрикивая на кандидатов и докторов наук, излагали свои взгляды на умственные и трудовые способности последних. От этого производительность труда выше не становилась, ведь известно, что самый малопроизводительный труд – рабский. И неважно, что в этой роли выступали ведущие инженеры и конструкторы, ученые и педагоги, зато это самое начальство низшего звена росло в собственных глазах, проникаясь чувством превосходства над несмышлеными горожанами, не отличающими сурепку от помидорной рассады. Но повествование в данном случае хоть и имеет прямую связь с сельским хозяйством, пойдет не об этом. Просто действие моего рассказа произошло на обратном пути от подшефного поля до города.
В тот день мы (т.е. сотрудники одного из НИИ), непривычно быстро справились с поставленной перед нами задачей. Толи бригадир что-то не рассчитал и рядки оказались странно короткими, толи после вчерашнего у него было муторно на душе, и он не знал, как от нас избавиться для скорейшей поправки здоровья. Версий может быть много, но главное не это, а то что нас отпустили чуть ли не сразу после прибытия. Ошалевшие от счастья, мы затолкались обратно в автобус и направились домой. Но возвращаться так рано было просто неприлично, поэтому решили остановиться и хотя бы уничтожить приготовленные тормозки. По дороге высмотрели живописный пруд, окруженный редкими для наших мест густыми зарослями, и расположились на берегу.
Довольно быстро мне стало скучно поглощать колбасу с традиционными яйцами, и я отправился на прогулку по окрестностям. Пройдясь по окружающей пруд рощице, неподалеку от нашей стоянки обнаружил останки хутора. Собственно говоря, никаких останков то и не было, просто в одном месте заметил три огромных вишни да квадратный метр матерой крапивы. Тут не надо обладать способностями Шерлока Холмса, чтобы догадаться, что когда-то здесь было жилье – ведь плодовые деревья, да, тем более крапива, в лесу просто так не появляются. Это все спутники человека, которые еще долго после исчезновения жилища напоминают о том, что когда-то здесь обитали люди. Вишневые деревья были настолько старые, что больше напоминали пальмы – толстые, абсолютно голые стволы с густой верхушкой. Поскольку дело было в июле, то их кроны были усыпаны огромными черными ягодами – урожай, видимо, был рекордным. Вот, правда, располагался он где-то на уровне третьего этажа хрущевки… Облизнувшись на это изобилие, я поплелся к своим, где и совершил необдуманный поступок - по простоте душевной стал живописать, какие огромные деревья и крупные вишни мне попались. И тут одна дама весьма нехилой комплекции (этот факт имеет особое значение) начинает  вещать о том, какие могут получиться замечательные вареники с этими самыми вишнями. Более того, она настойчиво предлагает немедленно отправиться на их добычу. Мои слабые попытки доказать, что на это дерево не залезет не только она, но даже я, успехом не увенчались. По мере того, как в подогреваемом ею воображении росло количество и размер будущих вареников, мое сопротивление становилось все более вялым. Я попался на крючок собственного «гурманизма» - в конце концов, не самый большой порок, тем более, что обжорством никогда не страдал… В конце концов, я сдался, честно предупредив, что на дерево она забраться не сможет. Барышня заявила, что просто постоит рядом с сочувствующим видом и поплелась следом, на всякий случай, прихватив зачем-то большой пакет. Как показало недалекое будущее, не напрасно.
Добравшись до бывшего хутора, я как был по случаю жаркой погоды в плавках и темных очках, приладился покорить местную пальму. Получилось с первого раза – обдирая руки и ноги, с горем пополам я добрался до самой «вкусной» части (можете представить покорение телеграфного столба без каких-либо приспособлений?) и принялся ее окучивать. Пока я собирал трофеи в пакет, моя сослуживица бегала вокруг дерева и страдала от зависти. И, надо сказать, ее страдания дали свои плоды. В тот самый момент, когда она произнесла фразу:
- «Ой, как ты высоко залез, тебя даже не видно!» -,
раздался жуткий треск и вся верхушка, вместе с восседающим на ней мной, с многометровой высоты рухнула вниз. Сложилось впечатление, что ее подрубили какой-то гигантской саблей. Слабонервных сразу должен успокоить – приземлился я без переломов и, даже помнится, без особых царапин. А вот сколько времени длился полет, и с какой высоты, каждый, кто знаком с формулой ускорения свободного падения (так, кажется, она называется – извините, в школе никогда особо физикой не интересовался) может подсчитать самостоятельно. Дело в том, что во время парения над земным шаром, я успел ответить на реплику: - «Тебя даже не видно!» Реконструируя звуковое оформление событий, я понимаю, что со стороны это слышалось следующим образом: Тресь – далее мой текст:
- «Зато очень хорошо слышно!» -
Бумс!!! Так что вставляем время, затраченное на произнесение этой тирады, в формулу и считаем.
Мне же в тот момент было не до физики с математикой. Да, приземлился то я удачно, но куда! Помните, я упоминал второй признак проживания в этих местах человека, кроме вишневых деревьев? На весь лес сохранился единственный клочок такой огромной крапивы, что мне показалось, будто он был тщательно взлелеян еще самим Мичуриным … И я, как заправский парашютист, который из поднебесья попадает в кружок диаметром двадцать сантиметров, угодил именно в центр этого безобразия! Но спортсмены для точности парашютом управляют, а я опускался верхом на дереве, да еще без специальной подготовки… Даже без тренировок… В общем, если бы рядом оказались квалифицированные судьи по этому виду спорта, думаю звание мастера мне бы присвоили без очереди… Кстати, наиболее внимательные читатели наверное помнят в чем я лез на эту самую вишню, обуреваемый жаждой вареников (странное словосочетание, но пусть остается…) ? Вот именно – в очках и плавках… Короче говоря, когда я выпутался из дебрей этого жуткого растения, вся передняя часть тела оказалась покрыта красной коркой, а нос превратился в арбуз! Нет, правда, скошу глаза – вроде нос как нос, закрою – арбуз! По крайней мере, я его таковым ощущал. Кто не верит, может сам попробовать это удовольствие… А ствол этой соблазнительной «пальмы» оказался внутри пустым – от старости древесина превратилась в труху и все держалось только на коре.
Но самым обидным было то, что пока я барахтался в зарослях, сопровождающая меня дама даром время не теряла. К тому времени, когда я чуть пришел в себя – половины урожая как не бывало! Вряд ли она когда-нибудь показывала такие стахановские темпы, пополняя «закрома Родины», как в тот момент, набивая свой пакет дарами, буквально свалившимися с неба. После того, как и мне тоже кое-что перепало, а крона было обглодана так, что табун саранчи мог только позавидовать, у нее даже хватило нахальства предложить мне слазить еще на одну вишню… На это безумное предложение я ответил советом сделать то же самое самостоятельно, т.е. без меня. А я ее подожду внизу…
После всего произошедшего, у меня была одна мечта – окунуться в пруд, на берегу которого мы расположились и хоть чуть избавиться от крапивного зуда. Но, как только я приблизился к автобусу, последовала команда отправляться в обратный путь. Пришлось терпеть до дома, зато родные, глядя на мои волдыри (точнее на один сплошной волдырь, в который я превратился), по достоинству оценили мой подвиг по добыче столь ценного и дефицитного в наших краях продукта. На всякий случай я не стал раскрывать все подробности, сопутствовавшие сбору урожая… Зато вареники, надо сказать, действительно получились отменными. Не то и правда вишни были что надо, не то в результате пережитого вкусовые рецепторы обострились… А я после этого случая стал панически бояться толстых вишен. И вам советую обходить их стороной.