Главная / СМИ / Блоги / Блог Сергея Зарвовского /Два эпизода из пребывания в Эстонии

   Блог
   Сергея Зарвовского

Сергей Зарвовский - луганский писатель и журналист.
E-mail автора sz.17@mail.ru

Два эпизода из пребывания в Эстонии

Нет, против эстонцев я ничего не имею, и даже анекдоты об их медлительности и несообразительности слушать не люблю. Нормальные ребята, кстати, даже при Советском Союзе были европейцами, в отличие от нас сегодняшних. Мы, с истошным воплем: «Пустите Дуньку в Европу!» рвемся к европейской цивилизации, а они в таких условиях всю жизнь живут. В транспорте никогда не хамят, в очередях локтями не работают, на светофоре переходят только на зеленый, даже если машин вообще не видно. Впоследствии на их фоне я сам быстро научился «наших» людей отличать за версту. В принципе, я человек не конфликтный, стараюсь не нарываться, хотя если достанут, могу и ответить, но это дома. А в Таллине, районных центрах, дачных поселках чувствовал себя как на другой планете и, побывав там неоднократно, стал гордиться тем, что меня по несколько раз в день принимали за своего, обращаясь по эстонски. Но, как только я делал глупое лицо и что-то мямлил, тут же извинялись и переходили на русский. Кто на отменный литературный,  кто на ломаный,  но всегда эти недоразумения заканчивались смехом. Понятно, что такое признание было приятно. Возможно, я бы не сразу въехал в их  менталитет, если бы с первых часов пребывания на эстонской земле не получил хороший урок.

Эпизод первый: урок от бабушки.


Скажу честно, ступал на эту землю с трепетом, поскольку мои московский друзья меня в определенной степени нашарахали, неустанно долбя о прибалтийском национализме, с которым мне обязательно придется столкнуться. Признаюсь заранее, ни в Эстонии, ни в Литве (куда попал уже с определенным опытом общения с прибалтами) никогда ничего подобного не видел. Конечно, сегодняшний «разгул демократии» определенную националистическую волну вызвал, но не нам рассуждать об этом явлении у них – нам и своих идиотов хватает.
Так вот, выйдя утром из поезда, я решил, что мой таллиннский друг, к которому я прибыл, сейчас на работе, и я припас ему сюрприз на вечер, так как он вообще ничего не знал о моем приезде. Естественно, первым делом отправился в старый город, который рядом с вокзалом. Место, надо сказать, совершенно уникальное. В Таллине полностью сохранился не просто старый, а средневековый центр, в других прибалтийских столицах такого уже не было. Да, в Риге и Вильнюсе попадаются отдельные старинные здания, за которыми тщательно ухаживают, но между ними влезли купеческие доходные дома XIX-XX века, портящие все впечатление от средневековых башен и остатков крепостных стен. Впоследствии, когда я выписывал эстонский литературный журнал, то прочел, что лет 150 назад, когда в других прибалтийских городах развивавшееся купечество разносило в щепки собственную старину, чухонские купчишки были слишком бедными, чтобы осилить снос средневековых зданий…  Представляю, как им сегодня благодарны потомки!
Но это лирическое отступление отношения к делу не имеет. Так вот, после осмотра местных достопримечательностей, сажусь в трамвай и еду, куда глаза глядят. Это сейчас я знаю, что трамвай шел в Кадриорг, то есть в парк, который основали в честь Екатерины II, а тогда мне было без разницы. Захожу на заднюю площадку, достаю не помню каким образом взявшийся эстонский талон и пытаюсь закомпостировать. Возле дверей сидит бабуля, на голове по нашим меркам нечто экстравагантное – шляпка с вуалью. Над шляпкой висит компостер такой конструкции, которой я никогда не видел даже в разных столицах - изящная коробочка, из которой торчит почти полуметровая хромированная ручка. Естественно, что размер такого рычага у любого несведущего вызывает желание как можно сильнее за него потянуть, может быть для верности еще ногой в стенку упереться. Но упереться было некуда – внизу сидела бабуля, с индифферентным видом разглядывающая окрестности. Но потянуть я потянул от души. Внутри коробочки что-то клацнуло и рычаг неожиданно легко поддался. Оказывается, его надо было просто тронуть пальцем, механизм автоматически срабатывал и пробивал талон, а для приведения в «боевую готовность» рычаг таким же легким движением надо было вернуть на место. Вот на этом «полуавтомате» я и попался. Когда внутри коробочки раздался лязг, я с перепугу, что что-то сломал, выпустил рычаг. Но траектория кулака уже было определена и, нетрудно догадаться в какую сторону он двинулся… Естественно вниз, по направлению шляпки с вуалью, и опустился со снайперской точностью прямо «в десятку» - как раз по центру…
Любой человек легко представит, что бы вслух подумала обо мне среднестатистическая  бабушка России или Украины, получив кулаком по кумполу. Я же решил, что уже отъездился, друга своего так и не увижу, сейчас местные «националисты» вытащат меня из трамвая, доведут до ближайшей ненужной стенки, в которую не жалко пострелять, и короткими очередями из припасенного крупнокалиберного пулемета… Но, пока этого не случилось, я решил в темпе извиниться. С трудом представляю свою рожу, лепечущую что-то типа: «Простите, извините, я нечаянно…» Бабулька посмотрела на меня откинув вуаль и увидела, видимо, нечто напоминающее одновременно Ришара, Аткинса и де Фюнеса, в ролях отъявленных придурков. Толи это мне помогло, толи европейское воспитание бабульки но, на удивление, стрелять в меня не стали, что меня несказанно обрадовало… А то, что случилось дальше, вообще повергло в ступор. Описать последующую тираду дословно и передать при этом эстонский акцент на бумаге невозможно, могу изложить только суть. Глядя на меня снизу вверх, она произнесла на плохом русском языке: «О, нэт-нэт, это ви меня извинитте. Я, старый шеловек, мне тяжело туда, я сэла здесь, рядом двэрь… Понимаете, я…» И так далее еще полторы остановки. Короче говоря, бабулька, получив по шляпке, стала извиняться за то, что ей трудно пройти в вагон и она устроилась рядом с дверью под компостером. В общем, сама виновата, что подставила голову под мой кулак… Понятно, что я тоже расшаркивался как мог. От радости, что остался жив, готов был вынести бабульку из вагона на руках но, этого не понадобилось – скоро она вышла сама. Зато после этого случая и стали меня эстонцы в общественном транспорте и других публичных местах принимать за своего. Чем до сих пор и горжусь…


Эпизод второй: авангард по эстонски


Давно я так не смеялся. Даже стало неудобно – люди в зале начали обращать внимание. Представьте такую картину: выставка эстонского авангарда, причем добротного европейского уровня, стоит мужик перед полотном и заливается безудержным хохотом. Даже друг, который и привел меня сюда, не может понять, в чем дело. Вряд ли кроме меня кто-то мог догадаться, по какой причине к авангарду причислили пейзаж, написанный в манере «Шишкин отдыхает» - в смысле полный реализм, мазочки один к одному, тщательная цветопередача и т.п. В общем – полный натурализьм.
Приступая к изложению причины такой реакции, должен предупредить – не сочтите это хитрым сюжетным ходом, но, прежде чем рассказать об эстонском авангарде и о том, что меня так насмешило, необходимо сделать небольшой экскурс на Камчатку. Казалось бы, где та Камчатка и где Эстония, но, в данном случае они очень тесно связаны.
Надо сказать, что любой, впервые попавший на этот далекий восточный полуостров, сразу очаровывается его своеобразием. Если учесть, что с севера Камчатку отрезала от большой земли Чукотка, то можно считать этот край вообще островом, на который можно попасть только по воздуху или морю. И его своеобразие не ограничивается теми байками, которые местные жители с охотой выкладывают приезжим: здесь нет железных дорог, не водятся змеи и не приживаются воробьи. Это действительно так, хотя, на самом деле, отличие камчатского края от других мест проявляется буквально во всем. Здесь уникальная почва, по большей части образованная при извержениях многочисленных вулканов, своеобразный рельеф с торчащими там и сям идеально правильной формы вулканическими конусами. Комары крупные, медведи мелкие, березы черные. Да, у каменной березы действительно ствол черный и только скелетные ветки своей белизной напоминают привычную русскую красавицу. Так и стоит она в траурном сарафане, распластав белые руки по бирюзе неба. Короче говоря, привыкшего к обычным пейзажам средней полосы или даже Сибири, на каждом шагу ждут какие-то сюрпризы. Принять натуральную ванну можно просто посередине мелкой реки, надо только найти место, где на поверхность снизу прорывается горячая вода. Ну а на суше таких мест вообще не счесть. Если выходы горячей воды находятся неподалеку от населенных пунктов, то местные жители пользуются ими не только как «помывочными пунктами», но и обогревают дармовым кипятком  теплицы.
Ну а я, в частности был совершенно ошарашен, когда впервые под Петропавловском-Камчатским попал на берег океана, на местный пляж. Представьте такую картину: на первом плане изумрудная зелень, на заднем – синь океана, а между ними… Ну что может быть между прибрежной лужайкой и морской гладью? Конечно пляж, песочек там желтенький или беленький… Слышал, что в Греции есть даже розовый. А здесь он был абсолютно черный, как будто неведомые силы рассыпали по прибрежной полосе тонны антрацита, тщательно его измельчив. Но это был не уголь. Много лет назад один из многочисленных вулканов извергался, оставив в качестве доказательства своего существования тысячи тонн пепла. Оказалось, что вулканический пепел совершенно не похож на золу из костра или печки – на самом деле это просто песок, который может быть совершенно  разного цвета. Впоследствии, побывав в экспедиции с вулканологами, я привез вместе с образцами пород и вулканическими бомбами и этот самый пепел. Не только черный, но и серый, розовый, желтый и какой-то еще, уже и не помню.
А теперь догадайтесь, что было изображено на «авангардной» картине? Не прошу даже с трех попыток, и так уже все ясно. Да, этот самый «Халактырский пляж» под Петропавловском - именно так и называлась картина. Естественно, наивные искусствоведы, даже не подозревая, что песок на пляже может быть не такого цвета, как на Балтике, приняли совершенно реалистично переданные краски за «авангардизм», и поместили полотно на соответствующей выставке. Когда я сквозь смех объяснил другу причину моего неуместного в картинной галерее поведения, далее веселились мы вдвоем. А невозмутимые эстонцы, поглядывающие в нашу сторону, так и не поняли причины такого ржания, несоответствующего серьезной обстановке.