Главная / СМИ / Блоги / Ю.В. Кукурекин / Драма-мистерия «МАСКА-РАД»

 Кукурекин Юрий Васильевич

 Блог врача с писательским подходом.
Кукурекин Юрий Васильевич - кандидат медицинских наук, известный врач, член Национального союза журналистов Украины и Межрегионального союза писателей Украины.

 

ЛЮБОВЬ НЕ НА ШУТКУ

Премьера
Провокационный «Маскa – рад» в «культурно развивающемся Луганске»


«Луганск должен развиваться как культурный город. После премьеры «Маскарада» я планирую приехать снова уже с новой постановкой», — сказал Алексей Кравчук


сцена из постановки Маскарад
Князь Звездич и баронесса Штраль

Ну, да, поставил - таки Алексей Кравчук, небезызвестный луганскому зрителю главный режиссёр Львовского академического театра имени Леся Курбаса(ныне переехавший в Донецк) ожидаемый лермонтовский «Маскарад». Но, нет, на афише значится совсем другое - «МАСКА - РАД» Михаила Лермонтова», драма - мистерия в двух частях. Так, что?- Вроде как Михаил Лермонтов, но где же «лермонтовский» «Маскарад»? - А, вот оно что! - «Глупо ставить спектакль как в 18, 19 или 20-м веках. На дворе уже двадцать первый век, и театр должен быть провокационным началом. Он должен вызывать зрителя на диалог»(Алексей Кравчук – интервью светскому журналу «Coctail»).


Немного о личности А.Кравчука как явлении в театральном искусстве - Луганский областной академический украинский музыкально-драматический театр два года назад также открывал сезон его спектаклем. Тогда это был «Шесть персонажей в поисках автора» по пьесе Л. Пиранделло. Потом- «Гамлет». В Луганском областном академическом русском драматическом театре А.Кравчук поставил «Тарелкин&Расплюев» по мотивам книги Сухово-Кобылина "Смерть Тарелкина", вызвавший неоднозначные отклики (отметим - спросом у зрителя не пользующийся). Надо сказать, что все постановки Алексея Кравчука выделяются выразительностью (словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999: чёткость, красноречивость, выпуклость, живость, лапидарность, красочность, чеканность, изобразительность). Да, его работы жёсткие, можно сказать – целеустремлённые, образы – схематичны, если не акцентуированы, а оформление сцены - упрощено. Можно назвать, наверное, произведения А.Кравчука и абстракционисткими, возможно, стремящиеся к достижению «гармонизации», вызывающие у созерцателя разнообразные ассоциации. Вот и «проклюнулось» оное на луганской сцене в «провокационном» спектакле, ибо сказано: «Луганск должен развиваться как культурный город»…


Но, всё же. Опорные образы лермонтовской драмы - игра, бал и маскарад. В его произведении игра сравнивается с жизнью. Бал - это ещё одна метафора жизни. Маскарад тоже метафора жизни, но это жизнь под личиной, под маской, это в тоже время естественность и откровенность, которая обычной жизни не свойственна. Маскарадная маска - это антимаска. Скажем, баронесса Штраль именно в маске может позволить себе искренность. Маскарад предполагает выход из повседневной жизни, ему противостоит карточная игра. Игра - это соперничество и тоже отступление от правил, но взамен привычных правил выдвигаются другие – более низкие. Это нижний этаж - преисподняя. Тот, кто вступает в игру, отпадает от общества.


Ближе к теме. Итак, режиссёр взял пьесу гротескную, сатирическую, получившую в настоящее время «прописку» на нескольких московских сценах, но долгое время пребывавшую под гласным, а потом негласным запретом. «Своим спектаклем я попытался ответить на такие вопросы: «Что такое любовь? Наверное, в любви главное — прощение?». Настоящая любовь приходит не когда мы переживаем что-то, а когда мы, прожив, пережив что-то можем простить и боль отпустит. Тогда приходит что-то глобальное, то есть — мистерия», — так ответил Алексей Кравчук на вопрос о причинах, побудивших его выбрать для постановки именно «Маскарад». А что оно такое - «мистерия». Да это (ого-го!) - «жанр западно - европейского религиозного театра эпохи позднего средневековья (14—16 вв.). Наибольшее развитие получил во Франции. Содержание мистерии составляли библейские сюжеты. Авторами произведений были церковные служители, учёные-богословы, врачи, юристы. Сцены религиозного характера чередовались с интермедиями — вставными комедийно -бытовыми эпизодами». Во! Надо думать, в намеченной режиссёром «мистерии» возникнут сцены настоящей любви, в которых страдания и боль любовного зацикливания пройдёт в созерцании интермедий комедийно – бытового характера?


Смотрим прочтение А.Кравчуком лермонтовского материала (кстати, - это вершина драматургии Михаила Юрьевича!), своими(уже известными осведомлённому зрителю) средствами, так сказать - «игровыми структурами». Да, текст пьесы не менялся, использовались своеобразные (претендующие на термин «современные», так-ли это - судить зрителю, однако…) средства сценографии. Сценография и костюмы – Алексея Хорошко, постановка вокальных номеров – Тамара Горгишели(актриса театра имени Леся Курбаса). Они работали с Алексеем Кравчуком и на других его луганских спектаклях. Ассистент режиссёра Павел Морозов, помощник режиссёра- Галина Музыка. В пьесе изображен Петербург 30-х гг. 19 века - средоточие лицемерия, фальши, эгоизма. Отражены черты великосветского быта, увлечение столичной знати балами, карточной игрой, маскарадами.


Сцена оформлена в тёмных тонах, основной элемент декораций – огромные зеркала, которые всё время вращаются актёрами (вертикально и горизонтально), а за ними - сначала неясные фигуры, при повороте зеркала появляющиеся персонажи, совершающие некие, не совсем понятные пассы - то в белых масках, то при своих обличьях. Оказывается, это приём, позволяющий разглядеть то, что нельзя увидеть невооруженным глазом, создающий впечатлении е нереальности и сна…Оттого-то и сцена, вроде, как подвижная, при этом, вся так и сотрясается…


Значительная часть оформления - компьютерная графика и анимация, транслируемые на задник сцены с помощью медиапроектора. Используются и различные спецэффекты. В музыкальном оформлении использованы произведения российской рок-группы «АукцЫон» и американского композитора Филиппа Гласса.


князь Звездичь - Маскарад
Князь Звездич

Для каждого из главных героев подобраны символизирующие особенности характера костюмы. В чёрном одеянии - Арбенин, эмоциональность и противоречивость личностных качеств которого показывает Павел Морозов. В белом, как и положено невинной, непорочной душе - Нина (Екатерина Митина). А вот и развратник - князь Звездич, ищущий удовольствий, запутавшийся в долгах, так похожий на Арбенина в молодости, в полунеглиже (в русском языке, согласно толковому словарю Ожегова, словом «неглиже» обозначается не только утренняя, но несколько небрежная домашняя непритязательная одежда обоих полов, а также пребывание в такой одежде). Вот он-то и передвигается, часто с большой скоростью, по всей сцене в одной расстёгнутой с обнажённым торсом рубашке и игривом газовом красном шарфике на шее. Кстати, согласно результатам интернет - опроса, проводимого американским сайтом DrudgeReport, фото Барака Обамы с обнаженным торсом проигрывает по популярности соответствующей фотографии Владимира Путина (поделом ему!). А «Мир — это маскарад: лицо, одежда, голос — всё подделка, каждый хочет казаться не таким, каков он есть на самом деле; каждый обманывается, и никто не узнает себя» ( Франсиско Гойя). Как символично!


драма-мистерия МАСКАРАД
Арбенин и Нина

Вот и приходится артистам Андрею Лазареву и Роману Брилёву, приговорённым играть роль проигравшегося в карты князя Звездича с демонстрацией его (тьфу!,- своего торса). Сразу становится понятным, что это молодой и очень красивый гвардеец, мечтающий о амурном приключении (по Лермонтову- это блестящий столичный офицер, ничтожество и глупец, герой сомнительных маскарадных приключений, воплощение пошлых светских «правил»). Его мечта о амурном приключении сбывается. Таинственная дама в маске, интригуя, признается ему в невольной страсти (умно и тонко оценивающая жизнь, но более всего озабоченная своей репутацией в свете, пока искреннее и сильное чувство не пробуждает в ней способности к самопожертвованию). Князь просит на память о маскарадной встрече какой-нибудь символический «предмет». Маска, не рискуя отдать свое кольцо, дарит красавчику потерянный кем – то браслет: золотой, с эмалью, премиленький (ищи, мол, ветра в поле!). В спектакле, конечно, никакой это не золотой, и не браслет вовсе, а красного цвета некий «напульсник» на предплечье. Да, но так рождается интрига - Евгений, неожиданно для себя, влюбляется, и не на шутку, в юную свою жену Нину (артистка Екатерина Митина). Надо сказать, - «угрюмо» влюбляется, основа его личности — мощная энергия отрицания. Пережив крушение юношеских идеалов, познав всю низость порока, герой восстает против самого себя, надеясь начать новую жизнь, обрести нравственную опору в любви. Но горький жизненный опыт, возвышая Арбенина над окружающим, отравляет его ядом безграничного неверия в жизнь и людей, подавляет сознанием нерасторжимости своих связей с проклинаемым им «светом», который, в свою очередь, не прощает ему отступничества. Что, в основном, и демонстрирует Павел Морозов в роли Арбенина - большой, строгий, всё время ожидающий несчастья, которое ему предсказал Неизвестный (Сергей Евдокимов), фигура полуреальная - полусимволическая. Персонаж, наделенный конкретной биографией, мотивирующей и его присутствие в пьесе, и мстительное озлобление против Арбенина, он в то же время — как бы своеобразный символ «света», его враждебности герою. В этом спектакле - почти не снимающий маску (как же, как же - он ведь Неизвестный!, просто, но так чётко понятно, одел маску - и вот ты уже неизвестный. Но, на то он и «маска-рад»!) И тут появляется некое скандальное послание – письмо, изорванное в итоге Арбениным на клочочки, и баронесса Штраль(Светлана Стёпкина-Долгая), влюблённая в полуголого князя, и бред ревности, и мстительный замысел Неизвестного, и пощёчина, и яд, и… смерть Нины, и…игроки, гости, среди которых мечутся Казарин, врач, картежник, шулер, со своей циничной философией лицедейства (заслуженный артист Украины Т.Чеверноженко и Иван Долгий) и Шприх (заслуженные артисты Украины В.Смирнов и Е.Кравцов) и…хочется верить в слова режиссёра о том, что во время работы над спектаклем он… полюбил Луганск. Потому и понятно стремление сделать этот город более культурным, чем он есть на самом деле. Воистину - судьба коварна: распутывая интригу, тут же и запутывает её - как в «Маскараде» М.Лермонтова, так и в «Маска-Раде» А.Кравчука, да и в жизни режиссёра (вот он уже и главный режиссёр Донецкого театра).


Поскольку это драма, как сказано, - мистерия, то безутешны многие - Арбенин, не отдающий отчёт своим действиям и ими не руководящий; князь, оставшийся при позоре. И зритель - зачастую не воспринимающий скоростной темп речи актёров, хотя это эмоционально, но не всё запоминается, как хотите, при таком ритме и мелькании белых пятен масок и напряжённой игры актёров. Понятно, зритель, при этом нервничал, стараясь «объять необъятное». Случилось – ли это? – Вопрос остался открытым! А в целом, - о «Маска - раде» не хочется отзываться одним - двумя словами, выдавая однозначный приговор. Его подведёт зритель своим присутствием(или отсутствием) на спектакле!


Юрий Кукурекин,
член Национального союза журналистов Украины,
член Межрегионального союза писателей Украины

29.01.2013