Главная / СМИ / Блоги / Ю.В. Кукурекин /Луганчанин Андрей Бабик

 Кукурекин Юрий Васильевич

 Блог врача с писательским подходом.
Кукурекин Юрий Васильевич - кандидат медицинских наук, известный врач, член Национального союза журналистов Украины и Межрегионального союза писателей Украины.

 

МЕДИЦИНА МОЯ ЗАКОННАЯ ЖЕНА, А ЛИТЕРАТУРА- ЛЮБОВНИЦА…

«…чувствую себя бодрее и довольнее собой,
когда сознаю, что у меня два дела, а не одно.
Медицина моя законная жена, а литература - любовница.
Когда надоест одна, я ночую у другой.
Это хотя и беспорядочно, но зато не так скучно,
да и к тому же от моего вероломства
обе решительно ничего не теряют...»

Эти широко известные строки из письма А.П.Чехова своему другу А.С.Суворину как нельзя более точнее характеризуют Андрея Бабика. «Всю мою сознательную жизнь, - говорит он, - литература и медицина боролись в моей душе за право стать первой и единственной. И борьба эта до сих пор не закончилась…»


Андрей родился в Луганске 30 сентября 1967 года, как он сам часто шутит, «в образцово - показательной советской семье». Отец – Иван Казимирович – всю свою трудовую жизнь проработал на предприятии, которое испокон веку было визитной карточкой Луганщины – производственном объединении «Лугансктепловоз». Прошёл путь от электрика цеха до начальника отдела снабжения. Мама – Лариса Ивановна – учительница русского языка, заместитель директора средней школы № 40 г. Луганска. Именно мама, как считает Андрей, привила ему любовь к литературе, которая позднее переросла в страсть к писательству.


А в том. что это была страсть, сомневаться не приходится. «Прекрасно помню себя в шесть лет. Мама уже начала готовить меня к школе. Принесла домой прописи - были раньше такие тетрадки, по которым учились писать. Сижу я, смотрю на эти прописи. Страницы белые-белые, неисписанные-неисписанные. А я-то писать уже умею, зачем мне тренироваться? И стал я сочинять свое первое произведение – приключенческую повесть про «неуловимых мстителей». Кто помнит, были раньше такие популярные киногерои. В фильме «Корона Российской империи» их блестящие подвиги заканчивались, вот я и решил написать продолжение. Герои-то живы! Помню, что написал пару страниц, а потом куда-то та повесть задевалась. Жалко».


Мама часто брала маленького Андрея на свои уроки русского языка и литературы. «Я прекрасно помню 23-й кабинет – кабинет русской литературы. Помню портреты русских поэтов и писателей: Пушкин, Лермонтов, Толстой, Тургенев, Чехов. Наверное, что-то такое происходило во мне тогда, чем-то я пропитывался, проникался. Духом писательства, что ли… Не знаю. Но эти уроки и этот кабинет оказали на меня влияние огромнейшее».


В шестом классе Андрей написал свое первое стихотворение: «Увидел заяц волка, помчался заяц в лес, а там в лесу со страху на дерево залез». О том поэтическом опыте Андрей теперь вспоминает с улыбкой: «Тогда я считал стихи чем-то несерьезным. Да и некогда было. Начал писать исторический роман с оригинально-интригующим названием «Последний удар». Жуткое подражание Александру Дюма и «Трем мушкетерам».

Несколько тетрадок с написанным от руки, но, к сожалению, не законченным романом Андрей хранит до сих пор.


Увлечение поэзией все-таки пришло – но уже в старших классах школы. «Наш класс стал единственным в городе классом с углубленным изучением русского языка. Ну, и литературы, само собой разумеется. Тогда-то мои способности и проявились», - вспоминает Андрей. Он начал писать стихи и даже так называемые грамматические сказки. В них юный литератор в простой и доступной форме пытался донести до читателей сложные грамматические правила. «Хорошо помню одного из героев своих сказок. Это был маркиз де Фис». С особой теплотой и благодарностью Андрей говорит о своей учительнице русского языка и литературы, заслуженной учительнице УССР Лидии Ивановне Петровой: «Она всегда верила, что я стану писателем. Говорила, что такой талант не должен пропасть».


Но вот подошли к завершению школьные годы, и перед будущим выпускником встал традиционный в таких случаях вопрос: кем быть? Чаще всего сначала выбирают профессию, а потом уже вуз. Не всякий додумается до того, что в выборе профессии и вуза надо проявить активность. Сами по себе вы можете быть какими угодно: созерцателями, фантазёрами, лентяями – но здесь требуется действовать. Игра стоит свеч!


«Я думал поступать на филологический факультет педагогического института. Нас ведь в спецклассе по русскому языку к этому и готовили. Но мама, вдоволь наевшись тяжелого учительского хлеба, на полном серьезе заявила, что учителей в нашей семье больше не будет!» И Андрей выбрал медицинский институт.


«Не скажу, что в медицину я пошел по призванию. Да, был интерес, гордость за престижную в то время профессию врача. Но я привык всё, что я делаю, делать на совесть. И решил, что непременно поступлю в институт и стану хорошим врачом».


Андрей, окончивший школу с золотой медалью, сдал на «отлично» профилирующий экзамен – химию - и 1 сентября 1984 года получил студенческий билет тогда еще Ворошиловградского медицинского института.


Новоиспеченный студент с головой окунулся в незнакомую жизнь. Известно, что первый курс медицинского – самый тяжелый. Анатомия, гистология, куча новых предметов и непривычная система обучения – лекции и пары. Но Андрей довольно быстро втянулся в студенческий ритм и начал искать применение своим способностям. Мы часто считаем развитие способностей чем-то вроде хобби, возможно – духовной работой, а то и относим это к теме сверхъестественного. А ведь можно попросту заняться развитием способностей, которые заложены в нас с детства! Сначала надо сформировать интерес и выбрать то, что приносит радость, ч о Андрей и сделал, сформировав способности в новые возможности.


«У нас в институте тогда была очень сильная агитбригада «Пульс». Она даже носила гордое звание «народной». Сейчас многим слова «агибригада» и «звание «народной» ничего не говорят, но по тем временам это был очень крутой коллектив художественной самодеятельности».


По сложившейся традиции каждый коллектив художественной самодеятельности (а их тогда в студенческом клубе было немало) проводил свой собственный отбор и слушания. Сейчас это называется «кастингом». Андрей тоже прошел такое слушание и, как начинающий поэт, был отобран именно в агитбригаду «Пульс». Главным козырем выступлений агитбригадовцев всегда были так называемые литературно-музыкальные композиции, т.е., чтение стихов собственно сочинения под музыкальный аккомпанемент. И поэты агибригаде «Пульс» были ох как нужны! «Не помню, почему, но до агитбригады я так и не добрался. Зато отличился на курсовом смотре художественной самодеятельности и был призван под знамена легендарного институтского СТЭМа – Студенческого театра эстрадных миниатюр. Думаю, именно этот момент навсегда изменил мою жизнь…»


Выступление первокурсника за СТЭМ – это было нечто из ряда вон выходящее. «Люди попадали в СТЭМ не раньше третьего-четвертого курса, а тут я… Волновался, конечно, ужасно. Старшие товарищи увидели это. Велели мне песню, которую должен был исполнять, не петь. Просто стоять и открывать рот. Я было возмутился, но когда вышел на сцену, понял их правоту. Ноги у меня от страха тряслись так, что пришлось немного присесть – ноги напряглись, и их дрожь стала незаметна. Как я выступил – не помню. Но СТЭМом заболел навсегда».


Кроме СТЭМа институтского существовали и курсовые. Андрей со своими друзьями на втором курсе создал такой СТЭМ. Назвали его «Экстензор» (в переводе с латинского – «разгибатель»). «Почему «Экстензор»? – улыбается Андрей. - Хоть убейте, не помню. И никто не помнит. Наверное, просто слово понравилось».


В составе «Эсктензора» Андрей выступал недолго. Его призвали в ряды Вооруженных Сил СССР. Попал он в зенитно-ракетные войска ПВО. «Два года службы прошли незаметно. Я знал, что вернусь в родной институт, знал, что меня там ждут друзья и учеба. Да и унывать особо было некогда».


Андрей и правда не унывал в армии. Сколотил на дивизионе, где служил, команду КВН, записал вместе с друзьями три магнитоальбома песен собственного сочинения и даже напечатал подборку своих стихов в газете Краснознаменного Киевского военного округа «Ленинское знамя». А потом как нив чем не бывало вернулся из армии и продолжил учебу.


«Третий курс был трудным, - вспоминает Андрей. – А я еще и на работу устроился – санитаром оперблока 6-й городской больницы. Начинал бредить хирургией. Но учеба и работа особенно не напрягали. Напрягало то, что на моем курсе не было СТЭМа».


СТЭМа на курсе, где учился Андрей, действительно не было. Так иногда случалось. Но Андрей очень хотел сочинять что-то смешное. придумывать сценки, шутки, тексты песен. И перед очередным «Посвящением в студенты» он таки решился. Пришел в студенческий клуб, где уже вовсю шли предпосвященческие репетиции, и отыскал команду второго курса.


СТЭМ Луганского медицинского института. Первоапрельская юморина 1989 года, ДК им. Ленина.

СТЭМ Луганского медицинского института.
Первоапрельская юморина 1989 года, ДК им. Ленина.

Стоят: Александр Коваленко, Шура Вайнер, Андрей Середенко, Виктор Слюсарев, Андрей Бабик, Олег Мухин.
Сидят: Андрей Романенко, Игорь Волос, Анатолий Мищенко, Дмитрий Репченко, Николай Поздняков.

«Почему второго? Осенью 1988 года наша институтская команда КВН стала чемпионом области. Я в той команде был пятнадцатым, практически, запасным, но все равно страшно гордился и своим участием, и победой. На репетициях познакомился с ребятами-второкурсниками – Андреем Романенко и Олегом Федуловым. К ним-то я пришел тогда, перед посвящением. У меня была куча придуманных шуток и сценок, жалко было, что все это может пропасть. Заявился я в комнату, где репетировала команда второго курса, и говорю: забирайте, дарю! А они: нет! Раз придумал, значит, будешь выступать с нами. Забавно получилось. Раньше ведь такого не было. За команду курса выступали только те, кто на этом курсе учился – незыблемое правило. Я стал первым, кто это правило нарушил».


Тогда же в жизни Андрей произошла еще одна сульбоносная встреча – с его другом и соавтором Александром Коваленко.


«Говорят, что есть любовь с первого взгляда, а у нас, наверное, получилась дружба с первого взгляда. Так с тех пор вместе и движемся – и в жизни, и в творчестве. Вместе созидали программы для СТЭМа и команды КВН, вместе выступали. Я узнал, что Саша не только прекрасно поет и играет, но еще и сам сочиняет музыку. Дал ему почитать свои стихи, которых к тому времени накопилось уже больше ста. Саше многое понравилось, а на некоторые мои стихотворения он написал музыку. Так появились наши первые песни.»


Однако те свои опыты – и стихотворные, и кавээновские – Андрей не считал чем-то серьёзным. Востребована ли профессия медика, освоить которую он решил? Что уникального мог предложить в ней, чтобы труд его был востребован? А потому, на первом месте для него стояли медицина и учёба. В 1992 году он с отличием оканчивает Луганский медицинский институт, одновременно оканчивает факультет патентоведения Луганского института технического творчества и патентоведения. Осенью того же года поступает в клиническую ординатуру при кафедре факультетской хирургии, полагает, что судьба его уже определена.


«Распад Союза, бурные девяностые… Не до стихов тогда было. Помню, как ходил зимой пешком на работу и с работы, как мы сидели в нетопленых помещениях кафедры и хирургического отделения. Больных выписали, у студентов занятия отменили, а сами сидим. Всякое бывало. А я еще и диссертацию начал писать».


Но весной 1994 года судьба Андрея делает очередной крутой вираж. Команда КВН Луганского медицинского института получает приглашение в город Кировоград - на фестиваль команд КВН «Наш маленький Париж».


«Команды в университете тогда не было, - вспоминает Андрей. – Старая гвардия ушла в медицину, новое поколение как-то еще не оперилось. С 1990 года команда КВН не собиралась вместе ни разу. Пришлось нам с Сашей (Александром Коваленко – прим. авт.) начинать всё с нуля. Собрали команду, написали программу. Помню, не могли определиться, кому быть капитаном. Никто из нас не хотел. В конце концов Саша привёл весомый аргумент: «Ты лучше играешь капитанские конкурсы». Я согласился и номинально стал капитаном. Хотя фактически все решения мы всегда принимали совместно».


Молодая необстрелянная команда со звучным названием «Клуб одиноких мужчин» всё-таки отправилась в Кировоград и заняла достаточно высокое пятое место (всего в фестивале участвовало 12 команд). Свою историю «Клуб» начал с победы на командой Горловского института иностранных языков.


«Ту команду тренировал сам Михаил Агранат – легенда КВН, капитан команд ДПИ, «Дрим тим» и сборной СНГ. Ходили даже слухи, что он лично сыграет капитанский конкурс. Я уже было возгордился, но Агранат остался сидеть в жюри. Капитанский конкурс я, кстати, проиграл. Но это уже было неважно. Мы выиграли и возродили КВН в нашем университете».


На том фестивале была создана Украинская Лига КВН, и команда «Клуб одиноких мужчин» приняла участие в нескольких турнирах под эгидой Лиги. С переменным успехом и без особого энтузиазма. В то время команда по большей части варилась в собственном соку, и дальше традиционных «Посвящений в студенты» дело, как правило, не заходило. Вот что рассказывает о том периоде Андрей: «В конце 1994 года у нас был шанс прорваться. В том году проходили парламентские выборы, по избирательному округу нашего университета баллотировался Валерий Коломойцев. Но он тогда предпочёл команду пединстиута «Ворошиловские стрелки».


Андрей к тому времени уже закончил клиническую ординатуру и остался на кафедре факультетской хирургии – старшим лаборантом и заочным аспирантом. Продолжал работу над кандидатской диссертацией, а с КВНом и СТЭМом собирался, как говорят анонимные алкоголики, -«завязывать».


«И вот в феврале 1996-го – звонок. На работу, в ординаторскую хирургического отделения. Кто и как узнал этот номер – понятия не имею. Просят позвать меня к телефону. Подхожу, беру трубку, слушаю, что мне говорят, и ушам своим не верю…»


Команду КВН Луганского медицинского пригласили для участия в первом телевизионном чемпионате Украинской Лиги КВН. «Это было как обухом по голове. Боже, как мы тогда обрадовались, как начали готовиться! Сидели над программой день и ночь. Писали, переписывали. Помню, целые сутки не могли подступиться к музыкальному конкурсу. А потом как прорвало…»


По условиям Лиги, первый телевизионный чемпионат должен был начаться с фестиваля и стартовых игр. Команды были разбиты на четверки, из каждой четверки в чемпионат выходили две команды.


«Наша команда попала в очень непростую компанию: команда «Матадоры политеха» (КПИ), еще одна киевская и одна одесская команды, названий которых уже не помню. Нас считали аутсайдерами. А мы просто вышли и порвали всех. Без вариантов».


Тот сезон 1996 года оказался для команды КВН «Клуб одиноких мужчин» самым успешным. Команда пробилась в полуфинал, где в упорной борьбе уступила будущим чемпионам – «Ковбоям политеха» всё из того же КПИ.


«Как ни крути, а я стал первым и, очевидно, единственным капитаном команды КВН Луганского медицинского университета, который вывел команду на телевизионные экраны. Вряд ли кто-то в будущем повторит такое достижение. Но я о нём всегда помню и горжусь своей командой и тем, что мы вместе совершили».


Сезон 1997 года оказался для команды не очень успешным. Она попросту рассыпалась изнутри вследствие деструктивных действий некоторых участников и, как следствие, - вылетела в первой же игре. На этом, собственно, история Большого КВНа в Луганском медицинском завершилась. Сам Андрей относится к этому философски. «КВН – это как детство. Ты вырастаешь и должен идти дальше. Детство приятно вспоминать, но нельзя в нем оставаться вечно».


Андрей и его друг Александр Коваленко сосредоточились на песенном творчестве. Александр стал лауреатом фестиваля «Червона рута-97» и на гала-концерте исполнил свою песню на стихи Андрея Бабика. Следующим этапом их совместного творчества стала достаточно известная в то время в Украине группа «Made In Ukraine». Александр был одним из солистов группы, а Андрей написал для нее более двух десятков текстов песен. Как ни странно, в этом деле пригодился и «кавэновский» опыт.


«Особенной популярностью пользовался альбом «Дванадцять москальских пісень про другорядне». Мы с Сашей просто решили постебаться(посмеяться над друзьями,знакомыми) над тогдашней российской эстрадой – бессмысленной и беспощадной. Взяли самые тупые хиты и так же издевательски-тупо перевели их на украинский язык. Перевод, разумеется, был самым, что ни на есть вольным. Нам рассказывали, что среди украинской диаспоры в Москве альбом пользовался особой популярностью. Кассеты (а это был 1997 год) раскупали сразу на Киевском вокзале – практически с поезда. Некоторые из этих песен до сих пор крутят в украинских ресторанах Нью-Йорка и Торонто. В общем, было весело».


Немало поработал Андрей как поэт-песенник и с образцовым детским ансамблем «Зёрнышко». С песнями Юрия Дерского на стихи Андрея Бабика «Зёрнышко» не раз выступало и побеждало на престижных украинских и международных конкурсах. Но постепенно песенное творчество сходило на нет. «Медицина – дама ревнивая и капризная. Она не любит ни с кем делиться. Особенно, с литературой», - говорит Андрей, и не поймешь, шутит он или серьезен.


Андрей Бабик

На какое-то время Андрей полностью сосредоточился на медицине и даже… политике. В 2001 году защитил кандидатскую диссертацию по специальности «хирургия» на тему: «Лечебно-диагностическая тактика при механической желтухе неопухолевого происхождения». С 1998 по 2002 годы успел побывать депутатом Ленинского районного Совета г. Луганска и первый заместителем Председателя «Союза молодых депутатов Луганской области». С политической карьерой, впрочем, не заладилось, а вот медицинская – развивалась. Ассистент кафедры урологии и онкологии, затем – ассистент кафедры общей хирургии Луганского медицинского университета; курсы по онкохирургии и эндоскопии; работа врачом-маммологом, хирургом и эндоскопистом в одном из престижных медицинских центров; 57 печатных работ, 2 изобретения, 3 рационализаторских предложения. Казалось бы, всё хорошо. Но человек так устроен, что ему всегда чего-то не хватает и он всегда к чему-то стремится. Если, конечно, он – человек.


«Обстоятельства – личные и производственные – сложились так, что в феврале 2006 года я уехал в Киев. Все бросил в Луганске и уехал. И ни разу не пожалел об этом».


В Киеве Андрей продолжил свою медицинскую карьеру. Работал и работает врачом - маммологом и врачом-хирургом в престижных частных медицинских центрах. Некоторое время потрудился даже ведущим специалистом по фармаконадзору ОАО «Фармак». Но гораздо успешнее сложилась его телевизионная карьера.


Андрей Бабик

«Как это часто бывает в жизни, всё решил случай. Случай и моё сильное стремление что-то изменить в своей жизни. Я тогда уже всерьёз решил заняться сценаристикой и искал для себя подходящие сценарные курсы. Одна хорошая знакомая прислала ссылку на сайт киевской кинокомпании «Film.ua». Никаких упоминаний о курсах я там не нашёл, но зато наткнулся на интересную информацию о новом телевизионном проекте – программе «Справжні лікарі». Удивило то, что ведущими программы стали обычные врачи. Удивило настолько, что я решил приехать на съемки программы в качестве зрителя. Приехал. Посидел, посмотрел и буквально влюбился в программу. Так мне вдруг захотелось стать её ведущим. Сижу и думаю: «Это ведь моё место! Я всё знаю и умею! Ведущим должен быть я!».


Уходя с записи программы, Андрей поблагодарил кого-то из телевизионщиков, упомянув о том, что он – врач. Телевизионщики сразу забегали, засуетились. Оказалось, что у них катастрофически не хватало врачей-экспертов. И Андрей любезно согласился стать таким экспертом.


«Первая моя программа была про антибиотики. Я выступал как их противник. Отстрелялся вроде неплохо, держался уверенно. Второй записи ждать пришлось долго, но не зря».


Андрей Бабик

Темой второй программы с участием Андрея как эксперта была «Мастопатия». Запись программы несколько раз переносили, потом вместо Андрея пригласили другого врача, но она при просмотре записи не понравилась продюсерам. Решили всё-таки программу переснять – на этот раз с участием Андрея. «Бывают такие моменты в жизни, когда у тебя всё получается. Ты спокоен, расслаблен, и всё выходит как - бы само собой. Так произошло и со мной на записи той программы. Я был в ударе и, по-видимому, понравился продюсерам программы. Из неё как- раз уходили двое ведущих, был объявлен кастинг, на который меня и пригласили».


Андрей прошел суровый отбор из 64 кандидатов и кандидатесс и… стал ведущим телевизионной программы «Справжні лікарі». Вот где в полной мере пригодились его «кавээновские» навыки и умение держаться перед камерой. «Эти полтора года схемок и записей многое дали мне. Я не о славе и не о популярности, - нет. Всё это очень эфемерно и скоротечно. «Справжні лікарі» стали моим проводником в мир телевидения. И я не жалею, что попал в этот мир».


Андрей Бабик

Мечта Андрея найти курсы сценаристики осуществилась. В январе 2010 года кинокомпания «Film.ua» и продакшн-студия «Прима» организовали Школу сценарного мастерства. Андрей оказался в числе первого набора её слушателей. «При наборе на курсы был достаточно серьезный конкурс: на 10 мест претендовало 18 человек. Я немного опоздал с творческой заявкой, отправил самостоятельно написанный сценарий тогда, когда набор уже был закончен. Но меня – в виде исключения – приняли 11-м, сверхплановым слушателем».


Курсы были ве сьма серьезными, качественными и насыщенными: «Наши преподаватели – О.И.Приходько и В.В.Громов – в своё время закончили сценарный факультет ВГИКа, поэтому занимались с нами по вгиковской программе. Мы прослушали несколько интереснейших мастер - классов от известных московских сценаристов и продюсеров. В общем, мозги дымились и не успевали охлаждаться».


Обязательным условием окончания курсов было написание дипломного сценария. Из всех выпускников с этим заданием справился один Андрей. Причём, представил он не сценарий полнометражного фильма, а сценарные наброски сразу целого сериала. В дальнейшем выпускная работа Андрея трансформировалась в сериал «Женский доктор». «Концепцию проекта и сценарий первой, пилотной, серии мы с моим соавтором Валерием Примостом переписывали пять или шесть раз. Тогда архипопулярен был доктор Хаус, и продюсеры хотели видеть главного героя тоже с каким-нибудь дефектом или изъяном – физическим, психологическим, нравственным. Я убеждал и доказывал, что мы должны показать обычного, простого, нормального доктора, честно делающего свое дело. И так уже на «людей в белых халатах» столько чернухи вылили! Я ведь всё-таки врач, и никогда об этом не забываю. Потому и хотел хоть немного поддержать врачей, облагородить нашу прекрасную профессию. Думаю, что задуманное получилось».


Из-за творческих разногласий с продюсерами Андрей ушёл со своего же собственного проекта. Но «свято место» в самом деле не бывает пусто. Судьба снова улыбнулась Андрею.


«Режиссером подавляющего количества выпусков «Справжні лікарів» был Артём Литвиненко. Я просто нутром чуял, что он вынашивает замыслы о съёмке собственного фильма. Напрямую спросить у него поскромничал, обратился через жену Яну. Артём к тому же давненько времени вынашивал идею – снять фильм или сериал о человеке со сверхчувствительным обонянием. Одна проблема – не мог найти хорошего соавтора. И тогда Яна посоветовала ему поговорить со мной. С этого всё и началось…».


Так Андрей стал соавтором сценария детективного сериала «Нюхач», главный герой которого раскрывает запутанные и хитроумные преступления благодаря своему уникальному обонянию. Восемь серий первого сезона ещё только монтировались и готовились к показу, а Андрей и Артём уже приступили к написанию второго сезона этого загадочного и немного мистического сериала. «Мы с Артёмом верим, что будут не только «Нюхач-2», но и «Нюхач-3, -4 и так далее».


Кроме сериалов «Женский доктор» и «Нюхач», Андреем написаны: сценарий документального фильма «Майя. Конец света» (продюсер Константин Стогний), сценарии нескольких серий к телевизионным сериалам «Телефон доверия» и «Страх в твоём доме». В данный момент он работает ещё над шестью телевизионными и кинопроектами, но говорить о них не хочет: сценаристы – народ суеверный.


Желании е попробовать себя в новом качестве привело Андрея на съемочную площадку сериала «Лист ожидания», где он снялся в эпизодической роли врача - анестезиолога. «Мне посчастливилось увидеть в деле таких больших мастеров и профессионалов, как Юрий Беляев, Кирилл Кяро, Даниил Спиваковский, Иван Оганесян, Мария Аниканова. Актёрский труд – изматывающий, не всегда благодарный, но приносящий огромное удовлетворение. Как, впрочем, и труд сценариста».


А что же медицина? Неужели она совсем ушла из жизни Андрея?- «У меня много идей, планов, задумок. Хочется все успеть и попробовать, поэтому я просто работаю. Пишу, думаю, сочиняю. Медицина пока отошла на второй план. Но кто знает, что ждёт нас в будущем? Судьба любит преподносить сюрпризы – доверимся ей».


Древнекитайский философ Лао–Цзы говорил: «В центре Вашего существа у Вас есть ответ- вы знаете, кто Вы и чего Вы хотите, - и в этом действительно есть зерно истины». Как видим, Андрей Бабик совершенно чётко знает всё это, а зерно Истины он- таки, нашёл!


Юрий Кукурекин - кандидат медицинских наук, член МСПУ

03.09.2013