PDA

Просмотреть полную версию : Киселёва балка


Вячеслав
29.06.2009, 15:38
О чём поёт Киселёва балка
Станислав МИНАКОВ (Украина)

Последний мой приезд в Киселёву балку был на Пасхальную всенощную 2006-го. Тогда храм тут уже стоял, как и теперь, оштукатуренный и небеленый снаружи, но внутренней росписи храма тогда не было — такой воистину «голубоглазой». Не было и пола в храме, а теперь есть, деревянный, с трубами подогрева снизу, да сияет голубизной подкупольный барабан, с белыми ликокрылыми серафимами. А купола, что храмовый, что колоколенный, сине-золотились уже тогда. Их удивительно наблюдать с возвышения: словно выныривают над верхушками дерев.

Вот ведь диковинка: Благовещенский храм в лесу, на склоне балки.

Вячеслав
29.06.2009, 15:39
К Неупиваемой Чаше

Мы, выехав из Харькова и поплутав по Луганщине в поисках деревни Тишковки, где накануне замироточила икона Богородицы «Неупиваемая Чаша», в Кисёлеву балку добрались за полчаса до Пасхальной полуночи. Вошли в Благовещенскую церковь и ахнули: росписи, росписи! Небеса! Глаза разбегаются!

Вот равноапостольный князь Владимир держит свиток: Боже, сотворивый Небо и Землю, призри на новопросвещенные люди Своя!

Вот стоят святой мученик Вонифатий (до принятия мученического венца живший в Риме и ведший распутный образ жизни) и священномученик Киприан (языческий мудрец, волхвователь, знаменитый тем, что отдал себя во власть князя тьмы, и тот дал ему в услужение полк бесов для соблазнения девушки Иустины), вот написаны такие сюжеты: исцеление расслабленного, Иисус изгоняет бесов. Да это же все про нас, про «новопросвященных», восемьдесят лет блуждавших во тьме безверья! Это мы — «расслабленные», это среди нас бесы!

Все у отца Михаила здесь продумано, назидательно — от названия храма до настенных росписей.

И — надо же! — взор упирается в крайнюю, слева от нас, большую икону в первом ярусе новенького трехъярусного иконостаса — «Неупиваемую Чашу»! Таки мы нашли ее сегодня! (Ведь в ночной Тишковке привелось лишь помолиться у запертого полуразрушенного храма, в котором селяне почитают свою мироточивую. Люд наш, по непросвёщенности и замутнённости жизни алкогольными парами, применяет это наименование в борьбе с зеленым змием, обращаясь к этой иконе как супротивнице пьянства, не вникая в то, что «Неупиваемая Чаша» — такой же яркий поэтический образ Богородицы, как, скажем, «Нерушимая Стена», «Неувядаемый Цвет», «Царица Небесная».)

Службу правит отец Михаил Шиповский, который тут и настоятель, и строитель. Невысокого роста, с огромной, окладистой почти седой (с чернинкой) бородой.

На рубеже 2009-2010-го исполнится 10 лет, как в Киселёвой балке основан и благословлен приход митрополитом Иоанникием, тогда архиепископом Луганским и Старобельским. А в 2001 г., во второй день Святой Троицы — в праздник Святого Духа и святых апостолов Варфоломея и Варнавы, владыка Иоанникий освятил место и заложил первый камень в основание Свято-Благовещенского храма — в честь неоднократного явления здесь Пресвятой Богородицы. Под алтарём тут покоятся частицы мощей священномученика митрополита Киевского Владимира и преподобного Лаврентия Черниговского. Того самого, что Русскую Православную Церковь называл «нашей Матерью» и говорил, что «откалываться, и отходить от нее — величайший и непростительный грех и в сей жизни, и в будущей — это хула на Духа Святаго».

Вячеслав
29.06.2009, 15:40
И не отойдём!

Даром что в двух километрах напрямую — иллюзорная граница с Россией. Вот невидаль: мы теперь граждане разных государств! Теперь нас друг от друга надёжно «защищает» и погранслужба, и таможня. Но народ наш и хитроумной соплёй не перешибешь, разве что расставь у каждого куста откормленного на бюджетных харчах погранца иль таможенника-захребетника. Ходят через балочку сюда, на Луганщину, жители Ростовской области, ходят. Духовно окормляться к отцу Михаилу да нырять в целебный нижний источник (для суставов полезный) и набирать водичку в целебном верхнем (для желудочно-кишечного тракта).

С фонарём и без

Любит народ батюшку, подмечая за ним и памятливость, и ласку, и прозорливость.

Нелегко батюшке служить в одиночку. Поют близ алтаря его взрослый сын да невестка, да ещё одна молодая женщина. Сам-один о. Михаил относит плащаницу в алтарь, держа её над головой. Сам кадит, выходит к народу, обустраивает Крестный ход вокруг храма. На мгновение глядит мне в лицо, узнаёт (он феноменально помнит всех, кто хоть раз сюда приезжал и с ним беседовал, да еще по именам!), дает мне, недостойному, фонарь: первым пойдешь; только не быстро. Мальчишка тем временем таскает из алтаря и раздает хоругви. Окидываю оком собрание: на удивление много мужиков, а всегда ведь бывает в наших храмах наоборот. Ан мужики здесь особенные — крепкие, ядреные, стриженые наголо, в кожанах. Так ведь и я в кожаном пиджаке. То ли менты, то ли уголовники, то ли ещё какие служивые, то ли, по теперешним суровым, предпоследним временам, это все едино, не ведаю. То ли исповедоваться-каяться приехали, то ли «батю охранять» (да что его охранять, живёт в лесу десять лет с матушкой Надеждой, и ничего!). Замечаю, грешник, что в их лицах вроде блуждает некий намёк на пасхальную радость. Держат хоругви надёжно, силой не отнимешь. Ну и слава Богу!

Отец Михаил мне наутро скажет: что ж ты не спросил благословения на ночную съемку-то? Прошлый раз на фото ангелы запечатлелись! Придётся отшутиться: да как же я с фонарем в руках снимал бы?

До первых минут четвертого часа правит батюшка Пасхальную всенощную, в алтаре читает громко и внятно, каждое словцо доносит разборчиво, проникновенно.

Многократно возглашает радостное «Христос воскресе»! Целуется с каждым, кто сегодня пришёл. Тоже — диковинка. Зачитывает праздничные послания от Патриарха Кирилла, от митрополита Владимира, произносит своё, как всегда чувствительное, особое слово. В храме нас, «новопросвященных», к концу службы уже четыре-пять десятков, потому отзыв наш громок, взлетает аж под купол, где архангел Гавриил вечно сообщает Деве Марии вечные слова благовестья.

Вячеслав
29.06.2009, 15:41
Причащающиеся — причащаются.

А затем святятся у крыльца наши приношения, разложенные по корзиночкам и сумочкам.

Меж писательских глаз

Под светлеющим небом разговляюсь с семейством моего кума Юрия, привезшего нас сюда. Вместе мы святых мест объездили, слава Богу, немало.

Выясняется, батюшка попросил, чтобы я зашел к нему, разговор есть.

У батюшки — гости, праздничное застолье с зеленым борщом и заливной рыбкой, с привезенными доброхотами пирожками, с кагорчиком.

«Ну что, писатель, напишешь книгу про Кисёлеву балку?» — улыбчиво вопрошает отец Михаил, усадив рядом на лавку и угостив.

Надо бы смиренно ответствовать: де, коли Господь сподобит, да тон у батюшки в беседах завсегда ироничный. В тон и отвечаю: а и напишу, а что ж! давайте материалы. Да только вы же снимать не разрешаете, скучная книга получится без картинок!

«С картинками — то для дураков без воображения; а ты так напиши, чтоб без картинок проняло!» — режет мне меж писательских глаз отец Михаил.

«Так это надо прямо поэму сочинить, как Гоголь про птицу-тройку!»

Батюшка наставляет на меня указующий перст: «Вот!» Радует меня его доверие, ведь он ни строки моей не читал — ни в прозе, ни в стихах.

Напишем, напишем...

Провозглашаю тост: «За любовь!»

«Любовь - это Христос», — замечает батюшка.

Я — о том же, о Том же.

Вячеслав
29.06.2009, 15:42
Как доллары храм расписывали

Отец Михаил радостно рассказывает, как ездил за частицами святых мощей в Почаевскую лавру, как нырял там головой вниз, во тьму, в пещерку преподобного Иова. «Ныряешь, и не знаешь, вернёшься или нет, там же отверстие — двадцать на двадцать сантиметров! Говорю Руслану, который меня туда отвёз: снимай свитер, так не пролезешь!» Руслан, гость из Алчевска, сидит от меня слева; пять минут назад он сказал, что для книжки о Киселёвой балке с типографией проблем не будет.

Подхватываю тему, поскольку и мне дважды доводилось ощущать себя в пещере Иова Почаевского словно в сжимающей деснице Господней. Вот где проверка! Вот где из тебя отжимают чуждое, наносное, а очистительно оставляют должное, нужное.

С коврика на белой стене гладит Спас Нерукотворенный. За своей спиной, далеко в углу, замечаю огромные иконы двух Почаевских святых — Иова и Амфилохия. «Ты бы знал, как мы их из Почаева везли! — откликается на мою реплику узнавания о. Михаил. — Они же в автомобиль не вмещались!»

Интересуюсь: «Батюшка, а кто храм-то вам расписывал?»

«Доллары».

Хороший ответ для бывшего казака-станичника.

А мне ж интересно, как художника зовут. «Тут приезжала одна дама, сказала, что это её ученик расписывал, просила разрешить сфотографировать. Но я ей сказал, что не разрешу. Всё, деньги заплатили, теперь это наше». Не поймешь, всерьез батюшка речет или шутит.

«Хитрый, скажешь, поп в Киселёвой балке?» — риторически вопрошает отец Михаил.

Я улыбаюсь, хотя и всерьёз поглядываю на цветной, эмалевый наперсный крест батюшки: «Ну, Тютчев же сказал — молчи, скрывайся и таи...»

Кстати, о казаках. Отец Михаил камня на камне не оставляет от новоявленных псевдоказаков, цепляющих на себя атаманские, генеральские погоны да чужие награды, называет их не иначе как ряжеными.

Вячеслав
29.06.2009, 15:43
«Сними кота»

Получаю от матушки Надежды подарочек — пасочку и яички, пирожки, выхожу в утро. Гости прощаются. Батюшка выходит благословить их на дорожку.

Люди подъезжают и подъезжают — набрать в канистры и бутыли целебной воды, посвятить пасхи-куличи. Отец Михаил ненадолго скрывается в храме, затем весело запевает: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав!» Народ — человек семь с корзинками — молчит как неродной, а я громко подхватываю. Батюшка плюхает в меня святой водицей — что называется, от всей души. Успел увидеть, что я очки снял.

Полны глаза, полон рот воды, вся голова мокра...

Решаюсь, как в заветной комнате той зоны, куда сталкер у Тарковского приводил людей для исполнения единственного желания. «Отец Михаил, — говорю, — благословите заснять вас с людьми, при исполнении, так сказать… для памяти народной, на века...»

«Вон, кота сними».

Ну что кот? Кот, оно конешно.

Ан одним котом сыт не будешь.

Да, с этим тигроподобным, большелобым, я знаком. Часок назад он меня куснул за палец, и что это был за жест «доброй воли» с котячьей стороны, я понять не смог. Морда. Вроде и колбасу выдал зверю праздничным пайком, и погладил по ушастой башке...

«...Сознаешь ли — до чего щегол ты,
До чего ты щегловит?»

Вячеслав
29.06.2009, 15:45
Мои спутники дремлют в машине.

Уже шесть. Спускаюсь к источникам, прохожу по балке чуть выше, гляжу на красное солнце, вырастающее над облачной кромкой, над леском и двумя куполами.

Возвратившись, ложусь почти у самого храма на лавку в беседке, кладу сумку под голову и закутываюсь шарфом. 19-е апреля, а не холодно. Терпимо. Закрываю глаза (столько раз, по рассеянию и слабости, клонило в сон на Всенощной!) и вдруг словно иной мир (кто знает, может, и «мир иной») прорезается в моем внутреннем слухе: поет, свистит, цвенькает. Сразу вспоминаю, что урочище знаменито тем, что в нём, по слухам, 22 источника. В голову лезут, как из Интернета, нумерологические изыски о том, что «22 — это число полной божественной тайны, а малая божественная тайна, 7, представляет собой диаметр круга, длина окружности которого как раз равна 22».

И что «утром каждый источник начинает петь, как будто бы спрятана церковь под источником, и хор голосов раздаётся из этой подземной Церкви. Человек, который предупреждён об этом явлении, слушает эти голоса с наслаждением, угадывая в них пение Ангела. А человек, который не предупреждён, может быть настолько шокирован этим явлением, что может сойти с ума. Со многими так и происходило. Источники поют очень красиво, они поют благоприятно для хороших людей и пугают тех, у кого нечистая совесть».

Не уверен в полной чистоте своей совести, если не сказать больше, однако, не испугавшись, я действительно потрясаюсь. Тем паче что в странной полудреме после бессонной ночи граница меж сном и явью становится неочевидной, мерцающей.

Разлепляю веки и вижу в метре от своего носа — на гранитном камушке — замечательного щегла, который выпевает свою космическую песнь любви в светлое утро Пасхи Христовой! Солист всеобщего хора, раскрывающий мой слух навстречу остальным голосам, тоже, оказывается, живым, звенящим. «И прыгает на лапках двух», как заметил поэт, знаменитый харьковчанин, правда, в связи с родичем щегла воробьем.

А другой русский поэт, главный, сказал ещё году в 1936-м: «Мой щегол, я голову закину — / Поглядим на мир вдвоем...»

Всё у поэта точно: «Хвостик лодкой, перья черно-желты, / Ниже клюва в краску влит», «Что за воздух у него в надлобье — / Черн и красен, желт и бел...»

И вот скажите мне, православные, мог ли я не извлечь фотоаппарат и не запечатлеть сего звонкого вестника с непостижимым «воздухом в надлобье»?

Вот именно.

Из пяти попыток получилось полторы.

Вячеслав
29.06.2009, 15:46
«Наш Иерусалим»

Оказывается, я дремал минут двадцать. И даже успел прокрутить в памяти многое из известного мне о Киселёвой балке — слышанное прежде от отца Михаила, читанное в книгах, справочниках, СМИ.

С географической точки зрения Киселёва балка, размером в 154 га, расположенная в Станично-Луганском районе, Чугинском лесничестве, квадратах 10, 11, является памятником природы.Урочище это очень глубокое, заросшее лесом, и среди степи оно выглядит, как оазис в пустыне.

А трезвая Википедия дает в Интернете взволнованное определение, что это место особо чтимо православными.

Первое исцеление в Киселёвой балке произошло в 1720 г. Семилетнему слепому мальчику из села Чугинка (оно и сегодня рядышком) приснился вещий сон, и он попросил родителей спуститься с ним в балку, куда прежде не ходили. Между корнями пяти дубов следовало выкопать яму и, по появлении в ней воды, на пять дней положить в нее мальчика. Родители отказывались, но сон повторялся. По исполнении условий мальчик прозрел. А позже возле целебного ключа была найдена Богородичная икона.

Рассказ о Киселёвой балке как святом месте иногда дополняют рассказами о существовании неподалеку её полного антипода. Люди очищались от болезней и демонов, а они затем поселялись в расположенном рядом с балкой хуторе и искали новых жертв. Говорят, что в хуторке мор уничтожил весь скот, а потом болезни одолели тех поселян, кто оказался духовно слаб. В результате хутор, кишевший бесами, опустел.

Особенно возрос поток богомольцев в Киселёву балку в годы Первой мировой войны. Верующие видели, как в полночь с неба на невидимой цепи над балкой спускалось паникадило — подобие огромной люстры, горевшее неземным огнем, и слышалось ангельское пение.

Вячеслав
29.06.2009, 15:48
В 1924 г. 200 паломников, будучи у источника, увидели в небе образ Божьей Матери, а растущее в балке дерево осветилось. Весной 1924 г. сюда притекло паломников в десять раз больше. Луганская окружная комиссия по обследованию балки сообщала, что возле дерева «Пяти братьев» священниками постоянно служились молебны и пелись акафисты Божьей Матери.

Явление Божьей Матери было и в 1937 г.

Паломничество было прекращено в 1930-е и опять возродилось в период немецкой оккупации после того, как в 1943 г. прошло сообщение о видении здесь Богородицы красноармейцами (!).

Сразу после Великой Отечественной войны богомольцы приходили к источнику по одному или группами до 10-30 человек. Местные приходы постепенно занимались священниками-монахами.

Со второй половины 1950-х массового паломничества в Киселёву балку не наблюдалось, потому что властью место было объявлено заповедной зоной и лесников обязали докладывать о паломниках и по возможности препятствовать им.

Вячеслав
29.06.2009, 15:49
Паломничество возродились в 1990-е. В 1991—1993 гг. молящимся монахам здесь явилась Богородица с покровом.

Монахиня Старобельского Святоскорбященского женского монастыря матушка Фаина — ученица блаженной Параскевы, которая из Крыма, — называла Киселёву балку «нашим Иерусалимом».

Вячеслав
29.06.2009, 15:50
Жительница села Титовка (ныне это для Украины заграница), что в 10 км от Киселёвой балки, Наталья Андреевна Горбачева, 1915 г.р., приехав вместе с внуками и правнуками ко святому источнику в день освящения купола и креста Благовещенской церкви владыкой Иоанникием, рассказывала журналистам: «Власти нас не пускали, поэтому в балку мы спешили вечером — на ночь. Стояли с зажжёнными свечами, умоляли Пресвятую Богородицу о помощи. Однажды мы с мамкой моей и старшей сестрой стоим ночью вместе с другими здесь внизу, молимся, как вдруг пожилой мужчина громко так сказал: “Смотрите! Матерь Божия!” Глянули вверх, а перед нами высоко, над деревьями, женщина — вся в белом сияющем облаке! Замерли все от удивления, а тут — опять крик: “Расходись!” Это три верховых прискакали народ разгонять. Бросились мы кто куда. Так что Пресвятую Богородицу вот эти мои глаза видели!»

Вячеслав
29.06.2009, 15:50
На дороженьку

...Отец Михаил выходит, словно из врат «нашего Иерусалима», на недостроенное крыльцо храма и несколько раз осеняет нашу машину крестным знамением.

«Удивительно! — говорит сидящий за рулем Юра, — я три минуты назад, заведя мотор, подумал, что не зашел к батюшке за благословением, а нехорошо, надо бы. Да потом задержался, вернулся за забытой канистрой. И вот именно теперь, когда мы выезжаем, отец Михаил появился на крыльце, точно ведь ради нас».

Отца Михаила мы видим, машем ему из окошек авто.

Из машины не слышно пения — ни ангельского, ни синичьего, ни щеглового.

Но оно есть, есть, даже если мы его не слышим.

Оно существует вне зависимости от нашего восприятия, то есть, как сказал бы мыслитель, объективно.

Вячеслав
29.06.2009, 17:00
Более двухсот лет назад, по преданиям, в непроходимой чаще леса, в которой даже барсы водились, у пяти вековых дубов-”братьев” забили источники, исцелив однажды слепого от рождения мальчика и явив в воде удивленным хуторянам икону Пресвятой Богородицы. В одном ручье вода соленая, в другом — кислая. Сливаясь вместе, они образовали единый поток, у основания которого верующие устраивали купели. “Источник посвятили Божьей Матери, - пишет местный краевед А. М. Кудаев, в недалеком прошлом — директор Станично-Луганского краеведческого музея. — Потянулись к нему люди, страдающие разными болезнями. Многих из них исцеляла святая вода. Родники с каждым годом становились сильней, уверенно пробивая себе дорогу».

К началу ХХ века слава об источниках Киселевой балки разнеслась далеко за пределы края. Особенно возрос поток людей в годы Первой мировой войны. Много происходило здесь чудес. Чистые сердцем верующие, например, видели, как в полночь с неба на невидимой цепи над балкой спускалось паникадило — наподобие огромной люстры, горевшее неземным благодатным огнем, слышалось ангельское пение. Неоднократно отмечалось здесь явление Божьей Матери. Именно поэтому монахиня Старобельского Святоскорбященского женского монастыря матушка Фаина — ученица блаженной Параскевы — называла Киселеву балку “нашим Иерусалимом”.

Отмечалось явление Божьей Матери и в тридцать седьмом, и в сорок третьем году. — Я Матерь Божью своими глазами видела, — с волнением рассказывает корреспонденту “ЖЛ” жительница села Титовка (Россия, 10 км от Киселевой балки) Наталья Андреевна Горбачева, 1915 г.р. В день освящения купола и креста Владыкой Иоанникием она вместе с внуками и правнуками приехала ко святому источнику. - Еще до войны люди ходили сюда очень часто помолиться и за целебной водой. Но власти прогоняли, поэтому в балку мы спешили вечером — на ночь. Стояли с зажженными свечами, умоляли Пресвятую Богородицу о помощи. Однажды мы с мамкой моей и старшей сестрой стоим ночью вместе с другими здесь внизу, молимся, как вдруг пожилой мужчина громко так сказал: “Смотрите! Матерь Божия!” Глянули вверх, а перед нами высоко, над деревьями, женщина - вся в белом сияющем облаке! Замерли все от удивления, а тут — опять крик: “Расходись!” Это три верховых прискакали народ разгонять. Бросились мы кто куда. Так что, Пресвятую Богородицу вот эти мои глаза видели!

— О том, что в Киселевой балке будет возведен храм, местные жители знали много лет назад, - рассказывает основатель, строитель и настоятель храма Благовещения Пресвятой Богородицы иерей отец Михаил Шиповский. — Сохранилось предание, подтвержденное не так давно архивными данными, как в 1924 году прихожане видели над Киселевой балкой Царицу Небесную и Благодатный огонь, сошедший в это время прямо с деревьев. Монахам Пресвятая Богородица открыла, что здесь будет сооружен храм в Ее честь.
С тех пор много воды в святых источниках утекло. Двенадцать родников бьют на горе, появляясь невесть откуда и собираясь затем в один мощный поток. Иногда он как бы иссякает, очень редко исчезает совсем. Так было, когда некие коммерсанты уже в наше время пожелали приватизировать святой источник и продавать целебную воду в бутылках. Тяжба из-за Киселевой балки тянулась не один год, но милостью Божьей благоразумие взяло верх, и власть отдала святое урочище православным.

В феврале 2000 года по благословению митрополита Иоанникия, тогда архиепископа Луганского и Старобельского, у святых источников Киселевой балки основан приход для строительства храма в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Прихожане верят, что со временем здесь будет основан и монастырь. Пока же в небольшом ските в строгих аскетических условиях - без стационарной электроэнергии и других привычных удобств - усердно несут службу священнослужители и трудники, помогая строителям храма и словом, и делом. В 2001 году, во второй день Святой Троицы - в праздник Святого Духа и святых апостолов Варфоломея и Варнавы, Владыка Иоанникий освятил место и заложил первый камень в основание Свято-Благовещенского храма — в честь неоднократного явления здесь Пресвятой Богородицы. Под алтарем покоятся частицы мощей священномучеников митрополита Киевского Владимира и Преподобного Лаврентия Черниговского. Подтверждая древние пророчества, вдали от людской суеты поднимается к Небу чудо-церковь. Благими трудами настоятеля храма и попечителя Киселевой балки отца Михаила, его многих помощников и благодетелей святое урочище каждый день принимает сотни болящих и скорбящих, с горячей верой притекающих к Святым Богородичным источникам за исцелением души и тела. И в наши дни во время богослужения, особенно водосвятного молебна у креста с неугасимой лампадой, возле пня одного из дубов-”братьев”, в небе над балкой образуется как бы святое окно, в котором — ни туч, ни дождя. Одному паломнику удалось даже снять это чудо на пленку, и это фото бережно хранит отец Михаил. А чудеса здесь происходят очень часто - надо только стремиться им навстречу. Анна и Николай, прожив в супружестве больше 20 лет, наконец “созрели” обвенчаться. Позади все сомнения и недомолвки. “Здесь с тобою мучаюсь, еще и потом маяться придется”, — отшучивался глава семьи, пока отец Михаил однажды не “приказал”: “Хватит дурить, жить нечисто, чтоб в следующее воскресенье были в балке”.

А в назначенный день пошел ливень. Ранним июньским утром небо над Луганском затянуло так, что света Божьего не видно! Куда ехать, ведь дорога в балку грунтовая — не добраться!? Позвонили знакомой матушке Марии: “Как быть?” “Раз отец Михаил благословил, отправляйтесь немедленно!” — услышали в ответ. И — в путь!
Всю дорогу — около часа пути - шел непрерывный унылый дождь, настроение становилось все хуже. Уже и в Чугинку въехали, а мряка не прекращалась. Но вот поднялись за хуторок, балка все ближе, и - о, чудо! - здесь сухо и солнечно! Какой это был необыкновенный молебен - в храме, куполом которого служило само небо! Есть основание, возведены стены - служба проходила под сияющими лучами солнца. Оказалось, Анна и Николай стали первыми “брачующимися” Свято-Благовещенской церкви, а свидетелем был их десятилетний сын.

После венчания “молодые” отправились домой, и в дороге их снова сопровождал дождь. Только был он теперь не унылый, а какой-то теплый и радостный...

Сегодня добираться до Киселевой балки уже не так трудно — отец Михаил как-то сумел убедить благодетелей, что дорога к храму так же важна, как и сам Дом молитвы. Теперь грунтовка отсыпана шлаком и приехать в урочище можно в любое время - было бы желание. В Киселевой балке, несмотря на непрерывное строительство, - чисто, ухожено. Спуск к источникам выложен каменными плитами, ведь раньше по скользким дорожкам спустить, и поднять престарелых бабушек и мамочек с детками было иногда проблемой. У родников срублена аккуратная беседка, внизу сооружена деревянная купель, к которой приходящие с верой прибегают и зимой, и летом. Вода в ручьях одинаковой температуры, поэтому в жару она кажется ледяной, в мороз — теплой. Рискнешь испробовать ее обжигающее прикосновение — и чувствуешь, как замирает сердце от неожиданности и как затем благодатное тепло разливается по телу.

Дел по строительству церкви и сейчас невероятно много, хотя уже и колокольня с чудо-колоколом, и здание кровлей покрыты. В перерывах между службами идут внутренние работы. Каким трудом все дается — знают лишь священники да строители: то сварочный аппарат сломается, то переносного электричества нет. Рядом с отцом Михаилом — его сыновья Ванечка и Егорка. Матушка Надежда с помощницами каждый день готовит для трудников и паломников трапезу. Ведь приезжают сюда люди не только из близлежащих мест, но и из России, из отдаленных областей Украины. Каждому отец Михаил уделит внимание, а уж матушка не отпустит в дорогу, пока досыта не накормит. Как здесь все успевают - мирскому уму непостижимо. А человек верующий знает: на все воля Божья.
— Трудно, батюшка? — спрашиваю отец Михаила в ожидании перечисления всяческих невзгод. А в ответ — лишь улыбка станичного казака-священника. - Что трудно дается, то дорого ценится. Разве я один строю? Все, кто приходит в храм молиться, кто жертвует на возведение церкви, все становятся участниками ее строительства. Одни вносят больше, но и малая лепта вдовы ценится у Бога выше всех богатых подаяний. Женщина отдает последнее и от чистого сердца. Только Господь знает сердца и души наши, и только Он может оценить, кто и как послужил храму. Жертва должна быть тайной, чтобы правая рука не знала, что делает левая. Зачем же у человека отнимать заслуженное? Ведь когда возблагодарят люди, то нечего делать Господу.


Взято с сайта archiv.orthodoxy.org.ua/